Наталья О (midasik) wrote,
Наталья О
midasik

Category:

А Ромка этого уже не видит...


Это одна из моих самых любимых песен Розенбаума (а я его с детства очень люблю, папа постоянно слушал...) - и посвящается тоже Ромке..

***
Вчера, прямо где-то рядом с солнечным затмением, я узнала, что навсегда затмилось еще одно солнышко. Умер Ромка, мой давний очень близкий человек, любимый человек, с которым давно-давно, уже лет 13 назад, как нас развела судьба. Но ведь у чувств не бывает сроков и давности...

О, это была поразительная история любви. Одна из тех, что достойна сценария фильма. Одна из тех, что заставляют тебя верить, что в этой жизни действительно возможно все, любой исход, любой поворот. Я уже и описывала ее здесь, на полях своего дневника. Но именно сегодня мне хочется снова вспомнить все.

С детства я - не разлей вода - дружила с моей "двоюродной тетей". Сложносочиненное родство - она двоюродная сестра моей мамы, но поскольку папа ее, родной брат моей бабушки, был самый младший в своей семье, и моя подруга тоже была самой младшей в своей, с большим отрывом от старших сестры и брата, то получилась она почти ровно моего возраста, даже чуть младше.

Мы были как родные сестры. Вместе с моим братом ездили с бабушками в деревни летом. Вместе росли, играли в куклы, вместе развивались, вместе переживали все наши любовные передряги, обе были безумно романтичны. Нам нужна была Любовь - красивая и до гроба. Как это сейчас страшно звучит, ведь это стало правдой...

Я познакомилась с Ромкой в клубе бальных танцев. Очень мне тогда хотелось танцевать, нереализованная мечта детства. Почему туда пошел Ромка - до сих пор загадка. По его словам, он с самого детства, с какого-то серьезного детского предательства, был абсолютно нелюдим, практически намеренно отказался от друзей, эмоций, чувств. До этих танцев у него никогда не было влюбленностей, не было девушек. Он никого не подпускал, ни к сердцу, ни к телу. Наверное, наконец-то, к 26 годам, столько ему было на момент нашей встречи, почувствовал, что нужно открываться, выходить из себя, идти к людям. И сразу - оп, и на бальные танцы. Нестандартное решение для мужчины.

Ведь надо сказать, что он был простым заводским рабочим. Скромным токарем. Но насколько я тогда могла понять - токарем почти гениальным. У него были золотые руки. К нему обращались за спецзаказами, он всегда находил какие-то хорошие подработки. И всегда любил свою работу. Мне почему-то вспоминается при этом токарь Янковского из "Влюблен по собственному желанию"... Так и вижу Ромку за станком. Его золотыми руками наверняка сделано немало нужных дел.

Жил он вместе с родителями в простом рабочем поселке из деревянных домиков недалеко от завода. Нашего, известного, Мотовилихинского. Простой деревенский уклад - колодец, умывальник, наполняемый водой, туалет на улице, банька, печка, его маленькая комнатка. Но сколько в этом всем было обычной, нормальной, человеческой жизни. Без лишних материальных устремлений, без натужных желаний. Большинство заводских в таких условиях идут самым простым путем - спиваются. Но кто-то идет выше. Как Ромка. Он-то вообще не пил, никогда.

В какой-то момент на занятиях по танцам мы встали в пару. Ромка и танцевал хорошо. Потому что вообще привык все делать хорошо, такой человек был. И мы крепко подружились. Ну и стали дружить втроем, я, он и моя подруга. Подруга на танцы не ходила, но мы постоянно куда-то шатались, по кафешкам, по паркам, где-то пели караоке (он и пел гениально! уверена, если бы учился, был бы шикарным баритоном!). У Ромки был приятель с завода, можно даже сказать, что друг, вот и он с нами тусовался. Когда вчетвером, когда втроем.

А однажды подруга моя мне сказала: "неужели ты не замечаешь? ведь он в тебя влюблен!". Я действительно не замечала. Стала приглядываться, и да, поняла, что правда. И только тогда обратила на него внимание, как на мужчину. Увидела, какой это невероятный человек. И как мне хорошо в его компании.

Так через какое-то время, преодолев его робость и мою нерешительность, мы стали парой, не только танцевальной. Это было фантастическое время, и это был один из самых лучших мужчин в моей жизни. Ромка любил меня так, как, наверное, не любил больше никто. Возможно, потому, что это была его первая любовь, а возможно, просто потому, что иначе он не умел. Он ведь привык все делать хорошо, отдаваясь до конца. И отдавая до конца.

Это была любовь-отдача, любовь-абсолютная щедрость, любовь, в которой человек запросто забывает самого себя. Это такая редкость на земле. Мне это мало знакомо. Я всегда осторожничаю, просчитываю риски, мне важен комфорт для себя самой. А Ромка - он отдавал все.... И ничего не требовал взамен.

Потом я переезжала в Австрию. Это была долгая и сложная история, затянувшаяся на полтора года, и все это время наши отношения с ним то продолжались, то прерывались. Насколько он меня любил, настолько и был уверен, что нам не быть вместе. Наверное, просто знал это. Своей любовью знал меня лучше, чем я сама - знал, что мне может стать скучно, что мне захочется большего, знал, что я какой-то вечный искатель, сама не понимаю, что ищу, но ищу постоянно. И вряд ли семья, дети, любовь такого человека, как он, меня остановят. Знал наверняка, что я буду мучиться, и буду бояться причинить боль, оставаясь с ним из чувства долга и ответственности.

Кто знает, как бы оно было, если б я осталась с ним. Но тогда, в общем-то, он решил все за нас обоих. Он решил, а я согласилась, и не стала настаивать. И уехала.

Здесь я тогда вышла замуж. Не совсем по любви (эту историю я уже описывала в "Как я попала в Австрию"), но все равно, это было официальное замужество, статус. И вдруг в какой-то момент поняла, что не хочу всего этого! Не хочу будущего в прекрасной, сытой, спокойной европейской стране, не хочу смутных новых возможностей - хочу быть с ним! Я совершила ошибку! Я готова была, наконец-то, признаться и самой себе и ему, что я ХОЧУ быть с ним.

Я поехала обратно в Пермь. И вот там и тогда меня ждало совершенно неожиданное. Я вдруг прозрела и увидела, что моя подруга его любит, любит Ромку. Любит сильно, самоотверженно, любит давно... Наверное, так же сильно, как он любил меня. Вот такой вот треугольник.

Я пошла к нему, мы провели последнюю ночь вместе, но я четко увидела, что он уже не со мной, он - с ней. Он принял решение, и будет ему следовать со всей свойственной ему решительностью и твердостью. И наверное, чтобы помочь мне избавиться от иллюзий и не питать никаких надежд, сказал мне довольно жестокую знаменитую фразу, которая до сих пор отзывается эхом в моей голове. "Одних женщин любят, а на других - женятся". Разве моя нынешняя жизнь не иллюстрация этого? Ведь прав был...

Так я оставила их вдвоем. Чего греха таить, радости по этому поводу не было. Было понятно, что дружбе нашей конец. Дружбе с подругой - тоже. Как ни странно, мы очень тепло попрощались с ней, я и сейчас еще храню открытку, которую она мне тогда подарила, со своими стихами (кстати, прекрасными...) и с надписью "Таких друзей как ты больше не бывает...". А что нам оставалось? Негоже мне было пытаться маячить около них. Решение приняли все. И уверена, никто об этом решении не пожалел.

Через год примерно они поженились. Как сейчас помню, 29 августа. А день рождения у Ромки - 28-ого. Почти подарок к дню рождения.

А еще где-то через год или полтора-два у них родилась дочка.

Я долго отходила от этой истории. Тут и тоска по ним, по ним обоим, по нашей крепкой дружбе. Тут и совершенно поверженное самолюбие - ведь он женился! Не на мне! И ребенок! Тут и расставание с подругой и абсолютное непонимание, как это могло произойти. Как так получилось??? Как могла она позволить развиться этому чувству??? Это непонимание какое-то время сводило меня с ума. Пока однажды я не смирилась, конечно. А потом и простила. И ее, и саму себя...

Потому что поняла, что они счастливы. У них семья! Дочка растет! Моя подруга - тот самый тип женщины-жены, женщины-матери, таким обязательно нужно быть замужем. Она не будет искательствовать того, не знаю чего, как я. Она хотела простого женского счастья и покоя. А Ромка - тот мужчина, который это мог дать.

И еще я поняла - вот она, Любовь. Не та, которая любит дико, не требуя ничего взамен, обожествляя предмет любви - а ведь именно так было у Ромки со мной... А та, для которой труд ради семьи и родного человека - в радость, та, которая созидает, по маленькому кирпичику, то самое простое семейное счастье. Которое я никогда не знала, как выглядит. И которое эти два дорогих мне человека смогли создать.

Два года назад, когда я ездила в Пермь, мы встретились с подругой. Это было тепло, и как будто протянулась ниточка к тем прошлым нам, вне всех этих хитросплетений судьбы, тем, которые чисты, тем, которые просто родные люди, несмотря ни на что. И мы тепло посидели и даже обнялись на прощанье. Она показала мне фото дочки - вылитый Ромка, просто вылитый...

И вот его больше нет.... Вчера подруга сама позвонила моей маме, передала ей, чтобы я позвонила ей. И конечно, я сразу позвонила. Этот родной голос, несмотря ни на что...

Ромка долго болел. После первой операции даже полностью восстановился и работал в полную силу (узнаю его...), после второй - все, не смог, и медленно угас. Родные были готовы к этому исходу. Где-то к концу, сказала мне она, он вспомнил меня. Как жаль, что они не позвонили мне тогда, я была бы очень рада услышать его голос напоследок. Но я их понимаю...

Я безумно благодарна судьбе, что в моей жизни был этот человек. Такие мужчины - на вес золота. С таким мужчинами веришь, что на свете есть Верность, Любовь, Благородство. Я уверена, моя подруга (я намеренно не называю здесь ее имени) чувствует то же самое. Она была с ним до самого конца. Одному Богу известно, что ей пришлось испытать это последнее время. На самом деле, я благодарна ей! За то, что любила его, за то, что вслед за непутевой мной у него в жизни было что-то настоящее.

У него есть дочка. Это так здорово!

А еще от него остались стихи. Он всегда их писал. В них столько боли одиночества, столько тревоги за мир, столько стремления к свету сквозь любую тьму. А еще в них - романтика.... И светлая память о нем.

Это самое последнее, которое я от него получила...

Слёзы капали на чернь рукава,
образуя две маленьких лужи
нет, не лужи, а озера два,
одиноких и, может, ненужных

Мы остались один на один
со своею тоскою и грустью,
испугавшись поверить в любовь,
отказавшись от светлого чувства

Ничего не случается зря,
мы с тобою послужим примером
Мы как два разделенных крыла
На одном обезглавленном теле...
Роман Кудряшов, 2000 год

И неправда - Ромка как раз не испугался поверить в любовь!


Tags: Мужчина и женщина, любовь, семейные истории, человеческое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 39 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →