Наталья О (midasik) wrote,
Наталья О
midasik

Categories:

Русская party в Вене.

При всем уважении к хозяевам страны и города, куда меня занесло жить, они, жители старинной доброй столицы родины Моцарта и Гитлера, не умеют по-настоящему отрываться. То есть, веселиться по полной, чтобы пир горой, напитки рекой, дым из ушей коромыслом, песни и пляски и все остальное.

 

Нормальная австрийская вечерина выглядит следующим невеселым образом: спокойный ужин в тихом местечке, тихое общение на общечеловеческие темы типа погоды, природы и качества поданного Tafelspitz (венец венской кулинарии, кусок отварной телятины с хреновым соусом), запивон всего этого парой бокалов вина и рюмочкой шнапса под завязку, плавный возможный переход в бар/клуб с таким же плавным продолжением неспешной беседы на те же темы. Компания как разобьется на маленькие кучки в начале вечера за столом, так и скучкуется позже в баре. Разве что смех может стать чуть громче, ну и наклоны к якобы слушающему уху товарища, – чуть ниже и ближе. Танцы не исключены, но чисто австрийская танцующая компания может разве что напомнить, и то лишь отдаленно, наши школьные вечера в далекие цензурные советские времена под надзором строгой классной руководительницы: движения напряженные, без всяких излишеств и выражений себя, медленные танцы вдвоем только по свистку и руки при этом не должны опускаться или подниматься ниже/выше положенного.

 

Наша русская широта не выдерживает такого напряжения в этой стране. Либо суживается сама, либо расширяет других вокруг себя.

Рождественская party нашей русской нефтяной компании, обосновавшейся в Вене по каким-то известным лишь свыше финансово-налоговым соображениям, не обещала быть какой-то из ряда обычных местных праздников вон выходящей, судя по прошлому году. А было тогда лишь чуть больше веселья, раскованности и расточительности по сравнению с обычным чисто австрийским мероприятием. Видимо, компания еще не совсем решила судьбу широты своей русской души, пробуя скромно подладить ее под местность.

 

В этом году, благополучно пережив пару скользких моментов сомнения в своем дальнейшем существовании, она глубоко вдохнула и неожиданно решила-таки спустить пары своего широкого русского духа в несколько застоявшуюся австрийскую атмосферу. Неожиданно, потому что началось все тихо-мирно с убаюкивающего покоя австрийского ресторана Nikys Kuchlmasterei (говорят, весьма любимого русскими в Вене), медлительности подачи 4-х смен блюд, невнимательности официантов к пустоте наших винных бокалов, и немного неудобной для нормального общения рассадки нашей небольшой компании за тремя отдельными столами. В-общем, в этой неспешности, навевающей только зевоту, ничего не предвещало никаких эксцессов. Русскость казалась окончательно погребенной под непомерной тяжестью австрийской степенности.

 

Тяжело подобрав медленно но верно наполнившиеся животы, лишь с небольшими потерями в лице особо семейных и не особо гуляющих, или гуляющих, но отдельно, компания, порциями рассевшись в многочисленные такси, была согласно программе перемещена в танцевальный бар The Kju, где опять же на первый взгляд не ожидалось ничего сверхестественного. На такие-то сонно-сытые настроения.

 

Я сама с трудом изменила решение не ехать тусить дальше – этот барчик я уже ранее разок посетила и не нашла в нем ничегошеньки привлекательного, обычная австрийская скукота, да и компания наша, пребывающая в усталом от долгого сидения и едения забытьи, не внушала мне никаких мыслей о «продолжении банкета». Однако, подумав о том, что огромная масса жирных калорий, заглоченных мной вместе с неприличным количеством белого хлеба с маслом, супом из лобстера, утопленными в оливковом песто улитками, масляным куском рыбы, лимонным сорбетом с клубникой и бесчисленными печеньками под кофе, безнаказанно перекочует сейчас в моем желудке домой в кровать, а там, втихушку во сне – на мои талии-бедра, я согласилась на любые двигательные мероприятия. Какая разница, подумала я, откуда брать такси домой – из ресторана или уже из бара? Я только одним глазком.... «Один глазок» потом чуть не опух, бедный...

 

Нас раздели в отдельной комнатке этого Кью. Мы испуганно озирались по сторонам, жались друг другу от толпы оголтелых юных австрийцев и каждый из нас наверняка думал: и что это я здесь делаю? Но нас быстренько провели через эту же толпу на небольшое уютное отдельно огороженное возвышение, почетно именуемое VIP-зоной. С приставленными к нам официантами и охранниками, дополнительно ограждающими нашу русскую сепаратность. Хм, подумала я, не все так плохо, даже для Кью. Ну, а когда собрались все и начался розлив, я поняла, что раненько сбросила со счетов наше национальное достояние – умение хорошенько гульнуть.

 

Розлив скромно начался с шампанского Veuve Clicqout. На столы были поставлены подносы с лососевыми бутербродами, фруктами и ягодами – а вообще-то, в таких танц-барах в Австрии закусывать не принято, это был спецзаказ -, кроме того, каждый мог заказать все, что душеньке угодно у официантов (я пробавлялась дополнительно минеральной водой). Начав пританцовывать вокруг столов, народ, включая меня, понемногу зашевелился, за шампанским последовал Русский Стандарт, столы сдвинулись, теснота перестала казаться тесной, а музыка – неправильно смикшированной. Потихоньку покинули party те, кто не побоялся оседания съеденных улиток и прочей дичи на бедрах, остались любители громкой музыки и элитной халявы, типа меня, любители австрийского веселья, ну и просто остался народ – интересно ж побыть с теми, кого видишь за рабочими столами 40 часов в неделю, в другой обстановке и другом состоянии. И они не остались внакладе. Наблюдать было чего.

 

Шампанское и водка лились рекой, счет бутылям был давно потерян, ошалелые от нашей нарастающей шумности, выпивной способности и видимо, в предвкушении более чем щедрых чаевых, официанты ловко и услужливо сновали с очередной бутылкой шампуни и подносами с бутербродами между уже вовсю танцующими нами. С энного бокала возлюбленного напитка моделей и энной рюмки русской «живой» воды вечерина перешла на качественно иной уровень. Шеф снял пиджак и галстук и закатал рукава белой сорочки, коммерческий директор изначально был без галстука и под какой-то латино-американский ритм его одеяние подверглось серьезной некоммерческой смене дресс-кода – рубашка была завязана узлом на животе.

 

Очередной заводной ритм застал наших двух симпатичных сотрудниц – бухгалтерии и финотдела – в танцевальных объятиях достойно-симпатичных же официантов на стойке бара. Начало безумству было положено удачное.

 

Наше шампанское мирно покоилось в огромном тазу с мелко-колотым льдом на стойке бара рядом с нашими столами. В разгар веселья кто-то погрузил ладонь в этот лед исключительно с целью охлаждения, и этому кому-то не могла не прийти шальная мысля использовать предмет не по назначению – и вслед за ним весь народ принялся развесело засовывать горсти льда за шиворот друг другу (преимущественно лицам противоположного полу, конечно), визжать от неожиданности и удовольствия (жара стояла нешуточная), кидать горсти льда в воздух на соседей и прочие всяческие безумства. Детский сад и начальная школа были помянуты теплым словом.

 

Апогей восточно-славянского разгула обозначился всем уже приевшимися, но все же такими банально-родными звуками нашей «Калинки» - где диджею сего заведения удалось откопать этот атавизм, осталось в глубокой тайне. Но это была настоящая Калинка, не ремикс, не диджейский риплей. Оказалось, к своему стыду, слов для глобального дружного подпетия никто из нас толком не знает. Зато наша доблестная симпатяшка-бухгалтер, уже побывавшая на стойке бара, была снова вознесена на него вместе с теми же заслуженно полюбившими ее мальчиками-официантами и станцевала там настоящий русский танец с локотками и притоптываниями. Восторгу зала не было предела. А троица на баре взяла бутыль шампуни, хорошенько ее разболтала и облила разгоряченную публику охлажденным Moet&Chandon-ном (нашими стараниями Clicqout к тому времени уже бесславно скончался).

 

Ну и, конечно, без чего не обошлась бы настоящая русская гульба? Без икры. Белужьей. Ложками. Откуда ее взяли в таком количестве в сием заведении, и сколько это все стоило – даже думать лень. Но зачерпывание перламутровой ложкой серого блестящего зернистого вещества (одна досада – производства Ирана), безусловно, увенчало собой все правдивые мифы о русской расточительности и стремлении к роскоши во всем.

 

Я не дождалась окончания сего действа, усталость взяла свое. Но говорят, самые стойкие во главе с тем самым коммерческим директором, которому, кстати, на утро следующего за этим безумством дня было лететь в Москву, встречали рассвет за завтраком в каком-то венском after-party-заведении. Честь и хвала могучему русскому духу.

 

Думаю, Кью не видело подобного размаха, и нам удалось оставить замысловатый и неслабо стоящий след в истории этого истинно-австрийского местечка. «Гулять так гулять» - сказала русская нефтянка в Вене. И гульнула.

 

 

Tags: party
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments