Наталья О (midasik) wrote,
Наталья О
midasik

Category:
  • Mood:

Париж - город контрастов. Новогодние приключения продолжаются.

Подзадержалась я с продолжением, сказывается предвесенняя лень и остаток зимней спячки.
Но зато проснулась окончательно. Даже аватар сменила на новый - бодрый и красивый :-).
Аватар снова взяла у дорогого друга igorsamusenko, у него вообще много красоты!

Итак, Пари, Пари....


IMG_1047
В Париже даже входы в метро винтажно прелестны.

Отель Costes, как и Buddha Bar, заведение знаменитое, даже культовое, особенно его бар, куда мы и направились вечером 31 декабря. Когда-то моя Ира, в наше славное время проживания вместе, поделилась со мной одним из первых альбомов – компиляций бара отеля Costes. О, это потрясающая музыка! Я долгое время слушала и этот альбом, и несколько последующих, но только когда побывала в отеле и баре, смогла до конца распробовать ее терпкий вкус.

Мы выползли с нашего чердака, в нарядных платьях, сапогах на шпильках, с уложенными волосами и аккуратным праздничным макияжем - так, наверное, чувствовала себя Золушка, попав из своего пыльного угла прямиком в красивое платье, золотую карету и на бал. Выйдя на центральные улочки Парижа, сделав глоток воздуха, которым когда-то дышали Шанель и Диор, мы наконец-то расправили поникшие было в нашей отельной конуре плечи и поняли, что вообще-то, мы в Париже, и вообще-то, Новый год!

Отель Costes уже снаружи производил впечатление таинственного и очень дорогого места – черное дерево, затемненные большие окна, элегантные швейцары, бордовый ковер. Внутри впечатление только усилилось. Темно-бордовый цвет везде, золото, бархатные кресла, приглушенный свет, свечи. Обалденно красивый персонал – хостессы, встречающие и провожающие гостей, будь то в бар или в ресторан, швейцары, лакеи, бармены и официантки. Девичий персонал шокирующе сексуально одет, где-то на грани неприличия. Впрочем, в обстановке отеля это было очень уместно. Там постоянно пахло чем-то греховным.




Вообще, эта новогодняя ночь в Париже поразила нас открытостью женских нарядов. Я вспоминала, как недавно до этого была в Москве, и мне удалось попасть в весьма респектабельное и модное заведение, где я с огромным любопытством таращилась на полуобнаженные красивые тела светских девушек, и мне казалось, что смелость наших девушек вряд ли переплюнуть. Так вот, новогодняя ночь в Париже показала, что я ошибаюсь.

Большинство девушек были просто в неприличных мини, на не менее неприлично высоких каблуках, и при этом – какая-то модная европейская фишка – без чулок и колготок, с абсолютно голыми ногами! Новогодняя ночь была довольно теплой по европейским понятиям, градусов 10 плюс, да. Но голые ноги? При этом мы дивились, что ноги большей частью были не самые привлекательные. Обычные белые зимние ноги. Это было где-то за гранью нашего понимания, этакая французская экзотика.

Кроме открытости нарядов нас поразила еще и их новогодняя экстравагантность. Казалось, в эту ночь в Париже можно было надеть на себя все что угодно, и при этом не выделиться из толпы. Там были меха, перья, блестки, кружева, платья в пол и платья-микро, все там было, что угодно, вплоть до шляп и вуалеток. Ах, как я в последнее время мечтаю о том, чтобы можно было носить вуаль, черную, прозрачную, на поллица. Возможно, для этого придется и в следующем году отправиться на новый год в Париж, да.

В Costes мы вчетвером удачно расположились в баре за практически самым лучшим для обозрения столом. Музыка играла волшебная, даже лучше чем на костесовских дисках, периодически хотелось или танцевать, или откинуться на спинку кресла и погрузиться в фантазии – о песочных пляжах и лазурном море, об арабских странах или, что уж тут лукавить, нежных и страстных мужских руках, французских, конечно, Париж все-таки.


IMG_1077
Оформление сладостей Laduree знаменитыми турецкими "огурцами".


Нам было хорошо. Мужчин вокруг не было, в-основном романтические парочки, юные и совсем в возрасте – публика была очень разношерстной. Но мы, кажется, не грустили. Ведь новый год. Мы тихо вкушали настоящее французское шампанское, почему-то в тот момент думалось, что да, настоящее оно – только во Франции, и только в Париже, и только лишь потому, что маленький бокал его стоит 30 евро (да! цены в Париже на новый год - это был еще один шок!), балдели от музыки, лениво и восторженно рассматривали публику и болтали о своем о женском. Впереди была встреча нового года.

Где-то в 11 часов мы расплатились и отправились в Buddha Bar. На улице нас ждал новогодний... дождь. Это был абсолютный сюрреализм - новый год и дождь. В моей жизни такого еще не было. Ира моя расстроилась безумно, дождь она ненавидит. А я что-то в последнее время к нему нормально отношусь, как минимум безразлично. Это было даже забавно: новогодняя ночь в Париже должна была быть необычной, и вот оно, куда уж необычнее. Тепло и дождь.

Мы выцыганили у швейцаров фирменные костесовские зонты, огромные, черные, и торопливо пошли по улице. После бордово-бархатного логова Costes на серых пустых улицах Парижа в новогоднюю ночь мы чувствовали себя как в фильме какого-нибудь нетипичного режиссера. На ум приходили Кубрик и Дэвид Линч с его “Малхолланд Драйв”. Я такой режиссуры не особый поклонник, и ощущения той ночью были странные.
Перед входом в Buddha Bar под навесом летнего кафе (разве это не странно тоже - летняя терраса в середине зимы, на новый год?) толпился народ, и мы сразу поняли, что-то будет не так. У самого входа стояли два крепких охранника арабского происхождения. Точно что-то не так, сказали нам их хмурые лица. Ира сразу же подступила к одному из них, и стала уточнять: на сайте бара было сказано, что с 9 часов в баре новогодний гала-ужин, а в 11:45, за четверть часа до полуночи за 50 евро с носа начнут запускать людей, желающих просто попасть на дискотеку. На что мы, собственно, и рассчитывали.

Однако, хмурое лицо арабского происхождения бесстрастно ответило Ире, что допуск внутрь будет происходить только по приказу менеджера, и приказ этот необязательно последует ровно в четверть двенадцатого. Ира потихоньку закипала, мы тоже пытались вставить свои пять копеек, типа, на сайте ведь написано, но хорошо выдрессированный араб стоял на своем. В один момент горячего отстаивания прав между ним и Ирой начали прошмыгивать такие опасные искры, что я уж было подумала, все, не видать нам входа, как пить дать (кстати, как потом выяснилось, это было бы не самое плохое, что с нами могло произойти!), я даже отошла в сторонку, потому что знаю точно, Иру мою не остановить. Как вдруг в один момент кипение пошло на спад, и я гляжу, морда лица араба приняла как ни в чем не бывало мирное выражение. Что уж там Ира ему сказала под конец, так я до сих пор и не знаю, надо бы спросить.

Однако, примирение нам помогло не особо. Наступило без четверти 12, арабы с места не сдвинулись. Без десяти - та же картина. За нами собралось человек 20 так же желающих проникнуть внутрь, но кажется, мы были единственными, кто придавал такое большое значение самому моменту перехода в новый год. Мы ж выросли в этой сказке - 12 ударов курантов, звон бокалов, загадать желание, пустить хлопушку и радоваться, как дети, той надежде на перемены к лучшему, которую дает этот маленький момент.

Эх, в этом году момент был безбожно упущен. Где-то без 2 минут полночь мы окончательно смирились с тем, что сам момент наступления нового года мы встретим перед дверьми культового бара, в который нас не пускают, без шампанского, без елки, без курантов, перед бесстрастными, непробиваемыми лицами арабских шкафов. Как во сне мы прослушали обратный отсчет, доносящийся из бара в приоткрытую дверь, на цифре “1” поняли, что да, новый год наступил, и как-то неловко, без настроения обнялись и вяло поздравили друг друга. Моя Ира так до сих пор и пребывает в шоке расстройства от того, как бездарно были встречены 00 часов этого года.

IMG_1073
Это называется: "когда-нибудь и на нашей улице перевернется грузовик с... макарунами". Доставка Laduree, размер впечатляет. Вполне новогодняя картинка!

Где-то в десять минут первого нас наконец-то запустили внутрь, и мы уже даже не порадовались, что стояли первыми. Снизу из бара (почему-то бар этот оказался внизу, в подвале, хотя мне всегда казалось, что он где-то наверху!) доносилась подозрительная музыка, совершенно непохожая на музыку знаменитого диджея, которую я так хотела послушать в этом барном святилище. Доносилась оттуда откровенная попса, что-то типа Шер. Хм, подумала я, может, это играет в предбаннике?

Гадкие охранники не дали нам спуститься вниз и посмотреть, хотим ли мы остаться, прежде чем платить. Мы заплатили положенные 50 евро с человека (на них полагался один напиток) и спустились. И почти сразу мне захотелось не то что смеяться, а неудержимо хохотать. Прежде всего над собой и своей наивной мечтой. Бойтесь своих желаний, говорят, они могут сбыться. Это был как раз тот случай!

Если вкрадчиво-бархатный Costes напоминал элитный бордель, то Buddha Bar немедленно был окрещен нами вертепом. Большего китча я, кажется, не видела больше нигде. Под неграмотно смикшированную, совершенно нестильную попсу (да-да, слышимая ранее музыка все-таки играла там!) вокруг нас танцевала очень странная публика - безвкусно одетые молодящиеся старики и женщины в возрасте с лицами, подтянутыми и надутыми до ужасных гримас. Безвкусная же молодежь, пьяная, выделывающая непонятные и совершенно неэстетические “па”. Все это украшено блестящими цилиндрами, цветными париками, мишурой и щедро сдобрено бесконечными метрами цветных бумажных спиралек и тоннами крупных конфетти. Сверху постоянно что-то сыпалось, откуда-то что-то летело. Помещение было забито людьми, плотно заставлено столами, громная музыка, суета, содом и гоморра, одним словом вертеп. Обстановка сразу напомнила мне сцены карнавального веселья из фильма “Мулен Руж”, еще одного неоднозначного режиссера. Сбоку на все это великолепие печально взирал тот самый знаменитый огромный золотой Будда.

Такого подвоха не ожидал никто из нас. Мы почти молча переглянулись, и поняли, что для начала надо выпить, а потом решать, что делать. Напитки раздавали вверху, на балкончике, куда мы и поднялись. Пока нам наливали положенное бесплатное шампанское (учитывая, что один бокал этого новогоднего напитка стоил 30 евро, получается, что за вход в бар не так уж много мы и заплатили), мы пугливо озирались в этом вертепе, и в один момент я вдруг почувствовала странные ощущения на точке ниже пояса сзади - несильные ритмичные удары. Оглянувшись, я с отвращением обнаружила за своей спиной невысокого весьма неприятного лысого старичка, который самозабвенно танцевал, закрыв глаза, и ритмично дергая руками, попадая одной из них аккурат мне именно туда, пониже пояса. Я в ужасе отскочила, тут подоспело наше шампанское, и все так же пугливо озираясь кругом, почти молча и без улыбок, мы выпили его почти сразу залпом, как будто это было противоядие от окружающей действительности. Одна из подруг не пьет алкоголь вообще, и честно говоря, я не имею представления, как она выдержала наши похождения на трезвую голову.

Мы спустились вниз, в самый вертеп, шампанское слегка нас расслабило и примирило с действительностью, и мы решили, раз уж заплатили такие деньги, надо дать заведению шанс. И попытались протиснуться в толпу и потанцевать. Заиграла “I Will Survive”, и пожалуй, это был единственный веселый момент в этом вертепе, под нее мы выкинули нескольно искренне-веселых коленец, старательно и с чувством подпевая Глории Гейнор, а потом в какой-то момент я вдруг с удивлением ощутила практически те же движения на моей пятой точке, оглянулась и - таки да, мой знакомый уже бойкий старичок, неизвестно что принявший, был снова сзади, и так же самозабвенно танцевал, отбивая ритм примерно на том же месте моего тела. Специально ли он именно меня выбрал, или случайно - черт его знает. Но тут уж я не выдержала, кинулась к девчонкам с зовом, что нам надо выбираться из этого вертепа, а не то стошнит. Все только с облегчением выдохнули, и ринулись за мной в раздевалку и быстрей - на свежий воздух, на улицу, вон из этого карнавала разгульной жизни.

На улице все так же молотил дождь, и идей, куда бы пойти еще, у нас совершенно не было. Жалко было, что новый год начался, а мы с того момента не испытали почти ни одной положительной эмоции. И спать идти жалко. Ну и вернулись мы обратно в Costes, там хоть публика интересная и музыка отличная.

Там нас ждало “Show must go on” - продолжение странного французского спектакля, который мы поочередно крестили то Кубриком, то Линчем, то незабвенным Базом Лурманом. Я алкоголя больше пить не хотела, и мы с непьющей подругой остановились в лобби отеля, единственном месте, где, как нам сказали, можно заказать горячий шоколад. В баре и в ресторане его не подавали. Принести его из лобби по непонятным причинам тоже было нельзя. Поэтому мы оставили двух подруг в баре, а сами присели в лобби. И как будто попали на театральное представление.

Сначала из ресторана принесли бессознательную девочку. Судя по всему, обычное алкогольное отравление, но девочка была совсем ребенок, от силы лет 16, и выглядела беспомощной и жалкой. Пара ее друзей такого же возраста вяло суетились вокруг, без толку пытаясь влить в нее воду или привести в чувство, пока ехало такси. В конце концов, бедного ребенка унесли, а мы остались, слегка потрясенные этой сценой. Но только лишь до момента, когда на наших глазах разыгралась следующая. Подруга, мечтательно глядя поверх моего плеча, сообщила, что на диване целуется парочка. Так же мечтательно оглянувшись, уверенная, что застану там красивых мужчину и женщину, я оглянулась и да, увидела красивых, но мужчину и... мужчину. В совсем не дружеских объятиях на диване. Я чуть не поперхнулась шоколадом, и только мы хотели поржать над нашей наивностью, как в лобби влетела взъерошенная девица, и почти закричала на парочку: “Are you kidding me?” (Вы что, издеваетесь надо мной?). Парочка виновато вскочила, один из парней, очевидно, бойфренд (на тот момент скорее всего уже бывший), вяло пытался оправдаться, второй ему вторил, а девица истерила, в конце концов покинув сцену почти в слезах, на что парочка недоуменно переглянулись, и.. свалилась обратно на диван в объятия друг друга.

Мы в шоке допили свой шоколад и вернулись в бар, к своим, с круглыми глазами взахлеб рассказывая об увиденном. Какое-то время еще мы просто сидели, устало болтали, кто-то допивал напитки, и уже часу в третьем ночи порешили разойтись по домам. Слишком бурными были впечатления от новогодней ночи, и от нашего джет-сет путешествия, мы ж встали 31-ого числа в пять утра, чтобы успеть на самолет.

Пока мы ожидали наши пальто в лобби, я подошла к столу с рекламной продукцией на продажу. Там были и сидишки со знаменитыми компиляциями Hotel Costes, и блокнотики, и ручки, и еще - ароматы для дома и ароматические свечи. Понюхав тестеры, я наконец-то поняла, почему во всем отеле одинаково пахло, вычурно, богато, сладко-ванильно - это был фирменный запах отеля, размноженный по всем углам ароматическими свечами и палочками. Это и был тот самый запах греха.

И в качестве финальной сцены странного спектакля, разыгрываемого перед нами в новогоднюю ночь в Париже, городе греха, мы увидели в одном из проходов в номера отеля спящего прямо на полу, на ковровом покрытии, мужчину. В черном костюме, белой рубашке и галстуке-бабочке (кстати, еще одна новогодне-парижская фишка - ВСЕ мужчины были одеты в костюмы с галстуком-бабочкой!). Очевидно, это был гость, ударно, в отличие от нас, встретивший этот неоднозначный новый, 2013-ый, год, и мирно заснувший, не дойдя до номера.

Мы с облегчением выбрались на все еще дождливые парижские улицы, и разошлись по своим отелям. После такого обилия впечатлений и противоречивых эмоций было практически наслаждением принять душ, в очередной раз отбив локти, и вытянуться строго вертикально вдвоем на узкой кровати. Кажется, я даже спала хорошо.

Утром первого января погода выправилась, мы медленно встали, умылись, оделись, собрали чемоданчики, оставили их на ресепшн, и пошли встречать девчонок на завтрак. И вот этот день, 1 января 2013 года, был фантастическим днем в Париже.

Чудный завтрак вчетвером, с бурным обсуждением странной ночи, неудавшегося по нашим меркам, но такого интересного праздника, с поеданием неимоверного количества яиц, круассанов с настоящим французским маслом, почти сладким, запивая все это свежевыжатым апельсиновым соком и вкуснейшим кофе с молоком.

Потом мы бесконечно гуляли по почти весеннему Парижу. Светило солнышко, сад Тюильри был полон людей, мы старательно обходили лужи, и в воздухе пахло настоящим Парижем, модой, искусством, свободой, красотой, французскостью. Мы прошли пешком до Эйфелевой башни, с испугом оглядывая километровую очередь желающих забраться наверх. Когда-нибудь я точно отстою эту очередь, решила я, но не в этот раз. И мы медленно и со вкусом побрели дальше, по самым знаменитым модным улицам - Avenue Montaige и Rue Faubourg Saint-Honore, замирая у каждой витрины, как у экспоната музея красоты и моды, благо, день был для магазинов выходной.

На Авеню Монтень нам взбрело в голову зайти в шикарный отель Plaza Athenee, тот самый, где Кэрри в “Сексе” жила с Александром Петровским. И остановившись у этого великолепия, рассматривая стойку регистрации, где она требовала себе отдельной комнаты, заглянув в бар лобби, где Петровский сидел со своей дочерью, и представив, как вооон на том примерно балкончике она по-детски прыгала от радости, увидев Эйфелеву Башню, я поняла, чем мне был так дорог и прекрасен этот первый день нового года в Париже - после непонятных перипетий в духе космических режиссеров типа Кубрика мы вдруг погрузились в понятную, родную, до боли нашу атсмоферу любимого практически всеми одинокими девушка за тридцать (и даже до) фильма. Мы как будто бы прогулялись по Парижу, как Кэрри, которая взяла с собой всех трех своих дорогих подруг. Мы дышали модой, красотой, мечтами о светлом будущем, надеждой, мы напропалую шутили и смеялись, и нас тоже было четверо!

Вечером двое из нас покинули французскую столицу, а двое, моя Ира с подругой, остались еще не денек, догуливать. И сейчас, описывая наши приключения в Париже, я понимаю, что кроме прекрасных, радостных часов, проведенных в этом городе контрастов, именно спорные моменты, эмоциональные провалы, несбывшиеся мечты (типа моего Будда Бара), неожиданные повороты, дождь и слезы и остались в памяти, как самые забавные приключения. Как говорится, есть что вспомнить. НУ и, соответственно, вам рассказать.
:-)

IMG_1027
Я в загадочной атмосфере отеля Costes. Наташа-ирис, скажи, удался ли мой новогодний скорпионский лук? Прошу учесть замшевые сапоги-ботфорты на шпильке, которые на фотку не влезли :)

Tags: dolce vita, sex & the city, Париж, Праздничное., Путешествия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments