Наталья О (midasik) wrote,
Наталья О
midasik

Categories:

Невыносимая легкость бытия. Остров Миконос.


Знаменитое голубое окно бара Caprice

Вот так лето перевалило за половину, я совсем уже было смирилась с тем, что скоро оно и закончится, и больше не будет летних отпусков, и моря, и вообще, обнаружив на банковском счету глубокую прореху, которой у меня не было уже давно, я поняла, что надо бы закусить губу, зажать себя в самый крепкий кулак и выбираться из дыры. Как-то все было нехорошо, денег нет и не предвидится, личной жизни не помог даже оплаченный на три месяца сайт знакомств, на работе сплошное беспокойство, вот-вот грянет мировой финансовый кризис, еще и старая добрая депрессия подступила.

Грустно, короче, было в июле. Пока в один день моя Ира не разразилась почти гневной тирадой о том, что ей не с кем съездить в отпуск в августе, и ужасно не хочется ехать одной, и все беспросветно и печально. Тирада эта меня зацепила. Я сочувствовала ей, и мне было ужасно больно, что я вроде бы ничем не могу ей помочь, и что да, положение таково, что как раз в состоянии single, живя в Вене, и работая не на самых любимых работах, хочется, чтобы хотя бы отпуск был чем-то особенным, чтобы в нем было все, обилие впечатлений, солнце, море, флирт, танцы, радость - все то, чего нет здесь, в нашей обыденной Венской жизни. Я промучилась всю ночь. Подсчитывая завывающие финансы, зализывая свои эмоциональные раны, накопившиеся за последние бурные полгода и раздумывая, стоит ли пускаться еще в одни приключения? А отпуск с моей Ирой обещал быть бурным, тут сомнений не возникало.

Переспав с этой идеей, с утра на работе я залезла в базу данных турагенства и не поверила своим глазам – там была горящая путевка на наш благословенный Миконос по цене практически в два раза дешевле, чем мы привыкли платить. Мало того, на Кипр в июне с мамой мы и то ездили в два раза дороже. У меня перехватило в горле и забилось сердце, и пока длилось странное возбуждение, я написала Ире имейл, вызывая ее на обед и совещание. Практически, это была судьба. Ира получила мой имейл как раз в тот момент, когда сама рассматривала именно это предложение. Встретившись на обед, мы почти без лишних слов, на какой-то мистической волне, решились, как нырнули в холодную воду, и сразу же по возвращению на работу заказали и оплатили отпуск. За две с половиной недели до отъезда. Так быстро мы еще никуда не собирались.

За эти две с половиной недели я в странной апатии и полнейшем неверии шаталась на работу, в свободное время почти никуда не выходила, решив, что экономить надо самым жесточайшим образом. За три дня до отъезда меня угораздило заглянуть на банковский счет, совершенно зря. В шоке и в слезах от безрадостной перспективы, рисуя себе страшные картины долговой ямы, и друзей, приносящих мне еду, я вообще не понимала, как я куда-то поеду, и самое главное, как я там буду наслаждаться жизнью. Тем более, красивой жизнью. Какая может быть красивая жизнь, в долгах?

Так, в странном отупении, без особых эмоций и абсолютно без ожиданий мы вылетели на Миконос. Был только страх – вдруг что-то изменилось там, вдруг кризис, вдруг изменились мы, ведь 35 лет, а мы все так же, как две девочки, летим за какими-то приключениями. Я успокаивала себя только тем, что как бы оно ни было, там все равно будет море и солнце, а это никогда не помешает, тем более за такие смешные деньги.

Однозначно, именно это робкое и неуверенное состояние и было причиной того, что наша нынешняя поездка на Миконос перекрыла по своему эмоциональному и событийному накалу все наши четыре предыдущие. Как невинные девочки, только что вышедшие в бурный свет, или как две неожиданно выздоровевшие от тяжелой, долгой и почти безнадежной болезни, мы с Ирой хватали удовольствия на любимом острове, как последний кусок хлеба в голодное время. Как будто это последняя неделя жизни. Красивой жизни, надо опять же уточнить.
Если б кто-нибудь когда-нибудь в далекой юности неосторожно намекнул мне, что в мои почти 36 я буду так отрываться, как мы с Ирой в этом году на Миконосе, я покрутила бы пальцем у виска. Теперь я точно знаю, возраст – ничто. Пока есть на земле такие места, как Миконос. Но все по порядку.

За те смешные деньги, что мы уплатили за неделю, отель нам достался вполне приличный, я бы даже сказала, роскошный. Мы были рады первой же комнате, в которую нас заселили, однако, из принципа моя Ира все-таки настояла на том, чтобы нам дали лучшую. На следующее утро мы переселились в комнату с огромной террасой. Если бы у отеля был вид на море, то из нашей новой комнаты он был бы шикарным. Однако, кому нужен вид на море на Миконосе, когда кругом столько всего?

В первый же день мы урвали пару часов на пляже, самом ближайшем и весьма простом, решив, что пока еще рано атаковать наш любимый пляж Псару, куда надо приходить в самом достойном положении духа, с самой уверенной улыбкой и с таким видом, как будто там всегда лежал. Псару – это греческий эквивалент Никки-бич в Сан-Тропе. Там бывают звезды, там ходят греческие папарации, осторожно закутав огромные камеры в платок, там строгий фейс-контроль, который мы всегда боимся не пройти и всегда проходим. Обычно уверенное наше положение там устанавливается после первых бурных танцев на лежанках под вечер, когда музыка набирает обороты и больше невозможно лежать. На следующий день весь обслуживающий персонал приветствует нас улыбками, и нам обеспечены практически лучшие лежанки до конца пребывания.

Главный на этом пляже – бессменный Йаннис, тот самый фейс-контроль, фактически, самый важный человек на острове. Мы помним его еще с прошлого раза, два года назад. Подходим и после «привет» нагло заявляем: «Йанни, мы тебя знаем!». «А я вас нет!» - улыбается он в ответ и тут же выделяет нам отличные лежанки. Цена двух лежанок с зонтиком на этом пляже – 30 евро. Вполне терпимо. Вообще, на Миконосе, как и на Санторини, нельзя экономить и считать деньги. Собираясь туда в этом году, я, скрепя сердце, выделила себе бюджет на поездку в размере 100 евро в день. Мне с тоской думалось, что я никак не смогу расслабиться, и Ире придется туго со мной, потому что при всей моей покладистости, на меня порой нападает ворчливость и занудство, и я могу ныть и ныть, что все плохо. Но как только нога моя ступила на священную землю, как только сделала первые шаги и первые танцевальные па, меня как подменили. Я забыла про долги, про мировой финансовый кризис, про личный кризис среднего возраста, про депрессию, вообще про все. Я писала уже, что на Миконосе из меня, как из насильно закупоренной лампы Алладина, вылетает джинн, волшебный, прекрасный, уверенный в себе и готовый к любым приключениям.

Это чудо, но каждый раз, прилетев в Грецию, а особенно на Миконос, я не устаю удивляться своему преображению. Еще даже не успев погреться под лучами средиземного солнца, не успев окунуться в лазурные воды Эгейского моря, буквально в первые же минуты пребывания на этой земле, посмотрев на себя в зеркало, понимаешь – вот она, новая, прекрасная я. Не унылая бурая лягушка с потухшим взглядом, отсиживающаяся дома в будничной Вене, а блестящая принцесса с упругой свежей кожей и горящим взглядом. Афродита, родившаяся как жемчужина из ракушки. Настоящая греческая Богиня. Ира ощущает то же самое. Мы с ней иногда думаем, а не были ли мы в прошлой жизни вместе в Греции, куда приезжаем сейчас как к себе домой? И еще я думаю, где настоящая я – вялая, скучная и слишком продуманная в Вене, или безудержно веселая, красивая и бесшабашная на Миконосе?

В первый же вечер после греческого салата и обалденной горячей мусаки (запеканка из баклажанов, картофеля и фарша под соусом бешамель, типичное греческое горячее блюдо), полные сил, но все еще слегка слегка обалдевшие от невероятного поворота событий - ведь буквально пару часов назад мы были в дождливой Вене - мы выбираемся в город. Я даже не наряжаюсь, на мне простая свободная черная майка и джинсовые шорты. Тело еще почти не тронуто загаром, а ощущение собственной привлекательности до сих пор погребено под австрийской пылью. Нас все еще беспокоит, что ждет нас на любимом острове на этот раз. Встреча с Миконосом – как встреча со старым добрым любовником. Он любил тебя, любил твое тело и помнит тебя моложе, и каждый раз, встречаясь с ним через год-два, ты беспокоишься о том, что изменилась не в лучшую сторону. Вдруг он заметит новые морщины, и уже не ту упругость кожи, и чуть более задеревеневший ум и чуть менее легкое отношение к жизни, и не будет тебя больше любить? Смешно, но именно в этот раз, как будто награждая нас за долготерпение и унылые будни и не обратив ни капли внимания на наш чуть более заметный возраст, этот великолепный любовник устроил нам феерический праздник красивой жизни.

За неполные семь дней мы испытали почти весь спектр удовольствий, легко перепрыгивая от одного к другому, как по цветным полоскам радуги.


Танцы на Псару

Мы практически прописались на шикарном Псару. Там музыка, которая ласкает потрепанные нервы и ложиться лечебным бальзамом на больную душу. Часам к 4 вечера, когда солнце смягчает свой натиск, громкость и ритм постепенно набирают обороты, и в 6 часов уже невозможно лежать, тело выходит из-под контроля и при дневном свете, на песке между лежанок или прямо на них, выделывает такое, что не всегда осмелится сделать даже в темноте дискотек. Вечерний морской бриз, заходящее солнце, красивые и беззаботные люди вокруг – в этом антураже забываешь о комплексах, проблемах и всяческих кризисах. А если еще и выпить розового шампанского…

На третий вечер на Псару Ира моя возмутилась: как это так, мы танцуем здесь каждый день, а стандартным Moet Chandon Rose нас еще никто не угощал? И пустилась в пляс еще интенсивнее. Я давно уже писала, что остров этот действительно исполняет желания, и буквально через полчаса после высказанного возмущения на нашем пляжном столике стояло ведерко с тем самым шампанским. К нам подошел поклонник Ириного танцевального таланта, и хотя к комплиментам и восторгам он не преминул добавить несколько непристойное предложение, все равно было очень приятно. Предложение, естественно, Ира отвергла, и вдвойне приятна была его нормальная, взрослая реакция. Нет, так нет. Таков Миконос и греки на нем – если женщина не хочет, мужчина просто отступает. Никто никому ничем не обязан. Главное, чтобы все было легко и красиво. Вот так легко и красиво мы дотанцевали в тот вечер на пляже, а оставшиеся полбутылки шампанского взяли с собой и допили позже по пути в ночной город. Мы шли по узким белым улочкам, красивые и веселые, и по очереди отхлебывали искрящийся напиток прямо из бутылки. Dolce vita, как она есть.

Мы просто не считали деньги на простые удовольствия. День на пляже, включая лежаки, еду и напитки, обходился нам в среднем в 50-60 евро на каждую. Сейчас это кажется безумием. Тут мы ходим на ужин крайне редко, и то чаще всего в наш Le Bol, где счет за еду и кофе обычно составляет не больше 10 евро. А там мы каждый вечер смотрели на цифру больше 100 евро и даже радовались: надо же, как немного. Я подсела на клубничный молочный коктейль. Он стоит там 10 евро, и это просто взбитое клубничное мороженое, но какое! Я каждый раз испытывала почти экстаз, когда тянула из трубочки эту холодную густую массу с легким привкусом черной смородины. Обычный наш ужин там состоял из греческого салата и еще какого-нибудь небольшого блюда на двоих. Теоретически, мы могли бы спокойно наедаться одним лишь салатом, к которому обычно съедали гору мягкого вкуснейшего хлеба, макая его в подсоленное и поперченное оливковое масло. Но нам хотелось удовольствий. Кроме мусаки несколько раз мы брали знаменитого греческого осьминога. Пожалуй, это единственный морепродукт, который я люблю. А однажды Ира захотела рыбу (я опять же не большой ее любитель), и не глядя на цены, просто сделала заказ. Это была белая сочная рыбка, в названиях я не сильна, но было понятно, что выловили ее совсем недавно. Ира поглотила ее с огромным удовольствием, и почти не дрогнула, когда принесли счет, в котором одна только рыбка стоила аж 36 евро. «Я ее хотела, я ее съела!» - сказала она, подавая кредитку. Миконос… Это место, где даже финансы приобретают совсем иное значение.

Мы тусили и танцевали как сумасшедшие. Как подростки, впервые вырвавшиеся из-под опеки родителей. Мы забыли, сколько нам лет, где мы работаем, мы забыли, что вообще работаем. Мы были прекрасными Алисами, попавшими в страну чудес, где исполняется каждая прихоть, если она сулит удовольствие. Как в старые добрые времена ночь неизменно начиналась в баре Caprice. О, это окно в голубой оправе, морские волны за окном, ударяющиеся о набережную, голубые подушки на диванах, на которых мы по традиции танцевали так, что доски под нами дрожали, суетная и в то же время расслабленная толпа, на которую так приятно даже просто смотреть. Говорят, что Caprice – культовое место на острове и по традиции за ночь его обходят практически все тусящиеся. Так же говорят, в чем мы убедились уже за долгие годы поездок, что это самое лучшее место для флирта и знакомств. Именно там и происходили почти все наши знаковые встречи, и на этот раз, и в предыдущие разы. Музыка в этом баре такая, что буквально срывает крышу.

Вообще, пару слов о музыке на Миконосе. Как одни из самых признанных гедонистов, греки знают толк практически во всех удовольствиях, и конечно, в музыке. Сколько я поездила по миру, сколько (гораздо больше чем я) поездила Ира, мы обе однозначно сходимся в том, что лучшей музыки, чем на Миконосе, мы не слышали нигде. Что бы это ни было, музыка на пляже, музыка на греческом радио, которое мы обычно слушаем перед выходом в город, и которое между собой называем «радио Сагапо» (от греческого Σ'αγαπώ – «я тебя люблю», потому что эта фраза встречается практически в каждой греческой популярной песне), музыка в ресторанах и в простых пляжных тавернах, во всех магазинах и лавках в городе, и конечно, музыка в клубах и в барах – все это смикшировано так, что можно неустанно танцевать всю ночь напролет. Даже без всяких стимуляторов. Музыка – самый настоящий наркотик и алкоголь на Миконосе. Ну где еще можно за ночь оттанцевать под невероятный коктейль из песен Nirvana, хитов 60-70-80-ых, реггатона и R&B, последних поп и хаус хитов, страстной латины и заводной греческой попсы? А днем на пляже Псару нас ждет такой нежный и пылкий лаундж с элементами джаза, что не успевшая отдохнуть за всего лишь пару часов сна психика мгновенно успокаивается и настраивается на новый день удовольствий.

Мы усладили свои взоры огромным количеством красивых людей. После серой Вены, где даже когда встречаешь в толпе симпатичное лицо, что случается не так уж и редко, к нему обычно прилагается или невзрачно одетое тело, или сгорбленная под какой-то неизвестной тяжестью спина, или потухший взгляд. В Вене народ побит буднями и подернут печалями и заботами, как паутиной. Миконос же разглаживает морщины, золотит кожу, беззаботно раскидывает морским ветром волосы, распрямляет спину, а самое главное – заставляет блестеть глаза. В глазах практически каждого встреченного на острове можно прочитать ровно то же, что испытываешь сам – радость и наслаждение, нет печального прошлого, нет покрытого мраком неизвестности будущего, есть здесь и сейчас, на этом счастливом солнечном острове. Возможно, именно от этой радостной легкости все люди вокруг кажутся самыми красивыми на земле. Ну и я уже не говорю о том, что остров в августе полон красивейших греков.

А по части греков и вообще мужчин в этот раз, пожалуй, мы с Ирой превзошли самих себя. В первый же вечер, как обычно танцуя в баре Caprice, уже слегка распушив перья от первого и довольно ощутимого объема мужского внимания, мы заметили двух весьма симпатичных молодых людей, скромно стоящих у стенки. Да что там симпатичных, просто красивых! Взгляды с их стороны были довольно красноречивы, но никаких движений в нашу сторону они не делали. Так продолжалось довольно долго. Мы с Ирой устали отбиваться от других то и дело подходящих к нам мужчин. Эти две неприступные крепости интересовали нас, естественно, гораздо больше. В конце концов, хлебнув для храбрости рюмку текилы, в один момент Ира вдруг подошла к ним сама и заговорила. Тут, надо признаться, я была в шоке – моя Ира совсем не робкого десятка, но чтобы она сама подходила к мужчинам, такого я еще не видела. Миконос, что он делает с людьми?

Оказалось, это два француза из Марселя. Красавцы, молодые, высокие, отлично одетые, как их занесло отдыхать на греческий берег – неизвестно. На Миконосе они были коротко, и ничего не знали, и мы вызвались быть их гидами по ночному городу. Мы тут же решили перебраться в другое место, чуть поспокойнее и потише. Шагая по узким улочкам, перебрасываясь шутками и рассматривая этих двух молодых (им оказалось всего 25 и 26 лет) французских аполлонов, мы с Ирой негласно решили, что нам абсолютно все равно кому с кем флиртовать, до того они оба были хороши. В следующий бар мы уже приземлились двумя парочками. Ох уж эти французы, скажу я вам…. Живя в Европе довольно давно, мне как-то не приходилось сталкиваться с представителями этой национальности. Знакомые девчонки постоянно пели дифирамбы французскому шарму, а мне все казалось, что это, наверное, из фильмов, а в реальности все просто и прозаично. Как бы не так. То ли это опять-таки Миконос, а то ли это были настоящие французы старой закалки, но флирт наш был прямо как из кино. Французский язык и французский акцент ласкали слух, как самая дивная музыка, нас осыпали изящнейшими комплиментами, честное слово, прямо как из кино и книг, французские поцелуи будоражили кровь как настоящее шампанское, французский шарм заставлял нас чувствовать себя самыми прекрасными женщинами на земле. Вдоволь нецеловавшись, мы прогулялись по ночному городу, сели в такси и разъехались по отелям. Лично я засыпала в ту ночь, как настоящая Богиня.

Следующие вечера и ночи мало чем отличались от первой. Чуть погрустив от того, что французы на следующий день уехали, лежа на пляже мы с Ирой переглянулись и поняли, что нечего грустить, нас ждут великие дела. То есть, нас ждет еще масса приключений. После очередного флирта, если мужчина уезжал, мы просто махали рукой и провозглашали: «следующий!». И был следующий, и так до самого конца.

Мы обе в эту поездку нафлиртовались столько, сколько не флиртовали, кажется, за всю свою жизнь. Как только в баре или дискотеке от нас ненадолго отходил один мужчина, тут же появлялся другой. Это было жутко забавно и, чего уж скрывать, восхитительно приятно. Вообще, я не так уж обделена мужским вниманием, но почему-то до сих пор его никогда не хватало, чтобы окончательно и четко понять для себя – да, я действительно привлекательная девушка. Мне всю жизнь не хватало именно стойкости этого ощущения. Меня постоянно мотало туда-сюда, от противного осознания своей никчемности и незаметности до проблесков истинной самоценности. Круговорот мужского внимания на Миконосе, искреннего, непосредственного, постоянно выражаемого, от робкого восхищения до вполне конкретных действий совершил прямо-таки магический переворот в моей женской самооценке. Не знаю, надолго ли это, но сейчас мне кажется, что во мне что-то встало на место, туда, где всегда должно было быть, как гранитный фундамент дома. Я знаю, что я – Женщина. Я знаю, что больше не хочу ни бегать за мужчиной, ни искать, ни страдать понапрасну. Я просто хочу быть, женщиной, настоящей, красивой, мягкой, легкой и радостной. И если на роду мне написано личное счастье, то оно все равно случится, найдет меня, узнает и сделает все возможное, чтобы мы были вместе. А пока что я хочу просто жить, радоваться, наслаждаться, развиваться, наконец-то истинно полюбить себя, и продолжать любить окружающих. Ах, наш Миконос….

Один из ночных опытов запомнился нам особенно. Кажется, такого мы еще никогда не переживали в наших довольно бурных жизнях. На Миконосе недавно открылся филиал афинского клуба/бара «Rock'n'Roll». Болтая с кучей новых знакомств, мы то и дело слышали это название и решили, что нам бы пора туда сходить. Оказалось, клуб этот истинно греческий, среди прочей другой отличной музыки там играют много греческих хитов, под которые эллины просто вообще сходят с ума. Мы пришли туда и – о ужас! – нас не сразу туда пустили. Фейс-контроль у порога спросил, зарезервирован ли у нас столик, услышал, что нет, и как-то странно отодвинул нас в сторону. Тут даже обычно сникающая после такого приема я оторопела, мне не хотелось сдаваться, мало того, я была абсолютно уверена, что нам там самое место! И через пару минут мы уже были внутри. Оказалось, что фейс-контроль регулирует половую пропорцию – должно быть примерно поровну девушек и молодых людей. Мы с трудом протиснулись внутрь и просто обалдели.

Небольшая зала бара была доверху набита людьми, большинство из которых были красивейшими высокими греками. Зажатые этими божественными греческими телами со всех сторон, мы с Ирой только успевали поднимать взгляд и провожать им очередную пару черных светящихся глаз. Мы чувствовали себя, как судьи на конкурсе мужской красоты. И на каждый мужской экземпляр нам хотелось поднять руку с самой высокой оценкой. Зал просто ломился от тестостерона, запах дорогих мужских парфюмов сводил с ума. Пока мы ошарашенно пялились по сторонам и пытались продвинуться чуть вперед – а зал действительно был набит до отказа, какие уж там танцы, иногда просто невозможно было поднять руку, и если в другое время и в другом месте такая толкучка могла бы раздражать, здесь мы просто отдались потоку и получали от этого реальное наслаждение – сквозь толпу какой-то грек протянул нам два бокала шампанского, и мы окончательно освоились.

Мне прикольно это сейчас писать, как будто все происходило не со мной, но ровно через 15 минут после захода в этот клуб, выпив по бокалу шампанского, мы с Ирой уже вовсю целовались с двумя симпатичнейшими греками. Прямо как подростки. В оправдание можно только сказать, что в тесноте той толпы, где вас со всех сторон обступают прекрасные мужские тела, где обалденная музыка и свет и все кругом улыбаются и ловят кайф, просто невозможно устоять от соблазна. Кажется, я даже успела до поцелуя спросить у своего грека имя. По иронии судьбы оказалось, что Константинос живет в Германии, не так далеко от Вены. Навряд ли этому флирту последует продолжение, однако, забавно, что в этой толпе мы, два немецкоязычных, ухитрились выхватить друг друга.

Миконос подхватил нас, как ласковая, веселая, любящая волна, и нес, не спуская вниз ни на минуту, всю эту неделю. Правда, справедливости ради надо признать, что были там и не совсем приятные моменты, но скорее физического характера. На второй день я совершенно недомогала, тело как будто бы не выдержало неожиданных перегрузок, и психике, видать, требовалось чуток времени для адаптации. Я осталась вечером дома, отпустив Иру одну гулять с уже появившимися новыми знакомствами, основательно выспалась и на следующий день была снова в форме. Плюс моя застарелая травма, растяжение связки, которая обнаружила себя еще до отъезда, таки не дала мне стопроцентно оторваться в танцах. К концу недели связка окончательно перенапряглась и болела, но я не сдавалась. Наш последний танец на Псару был, пожалуй, самым бурным. Так мы попрощались с закатным пляжем и ушли уже почти затемно.

Это была неделя сплошного непрерывного двухсотпроцентного счастья. Про приезду домой я отходила от нее еще целую неделю, не понимая, как мне вообще удавалось что-то делать на работе. В голове плескалась лазурная морская вода и беспрерывно играла музыка. Тело было во власти горячих греческих рук. В душе поселился позитив, как зажженный греками большой олимпийский огонь. В этом невероятном состоянии я пребываю до сих пор, и очень хочется верить, что это и есть настоящая, истинная я – легкая, прекрасная, позитивная, утопающая в любви ко всему миру и видящая кругом одну сплошную красоту. Эта невыносимая легкость бытия – так хочется, чтобы она была возможна для всех, всегда и везде. Не только на Миконосе.
Tags: dolce vita, party, Греция, Миконос
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Летний отчёт. И - тело в дело.

    Итак, маленький отчёт по лету, и большой - про тело. Потому что это важно, потому что трогает, задевает, тревожит, радует, ну и потому что давно…

  • Июль 2021 — пробный отчёт

    С огромным удовольствием читаю ежемесячные отчёты любимых zzelenskaya, crimson_sweet и olzaru, и решила…

  • О любимом - о стиле.

    Как давно я не делала таких постов! И как же скучала по ним! Всё-таки стиль и тряпочки - это прям моя вотчина, то самое поле, наряду с косметикой…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 46 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal

  • Летний отчёт. И - тело в дело.

    Итак, маленький отчёт по лету, и большой - про тело. Потому что это важно, потому что трогает, задевает, тревожит, радует, ну и потому что давно…

  • Июль 2021 — пробный отчёт

    С огромным удовольствием читаю ежемесячные отчёты любимых zzelenskaya, crimson_sweet и olzaru, и решила…

  • О любимом - о стиле.

    Как давно я не делала таких постов! И как же скучала по ним! Всё-таки стиль и тряпочки - это прям моя вотчина, то самое поле, наряду с косметикой…