Наталья О (midasik) wrote,
Наталья О
midasik

Category:

О себе, не-любимой...

Пост навеян настроениями последних месяцев, а так же этим интереснейшим раскладом Вики Пекарской, и не в последнюю очередь долгими беседами с моим дорогим другом Лео.



Когда-то один чудный человек, с которым жизнь свела меня на дорогах жжизни, и с которым, я надеюсь, мы еще не раз встретимся на них, сказал мне: “Наташа, да вы цены себе не знаете.» Тогда я как-то пожала плечами на это и подумала: «Знаю, не знаю, какая разница».

Сейчас я снова возвращаюсь к этой фразе, и понимаю, что это правда.

Что такое самоценность и ее осознание? Я это вижу так: что бы ни случилось в жизни, кто бы что бы ни сказал/сделал/сотворил в твою сторону, ты все равно знаешь четко: ты ЕСТЬ, ты здесь, ты ИМЕЕШЬ ЗНАЧЕНИЕ в этом мире, ты имеешь ЦЕННОСТЬ. Это знание в идеале должно быть твердым и непоколебимым. Как поплавок, сколько бы ни тянули его рыба вниз или удочка вверх, он все равно возвращается серединкой своего бока на поверхность воды. Как жесткий стержень внутри конструкции, ее остов, не позволяющий ей развалиться на куски.

Есть счастливые люди, которые родились с этим твердым нутром, или им помогло воспитание, или любящие люди вокруг, или просто гормоны так радостно сложились в их организме. А есть странные неудачные создания, у которых этот стержень отсутствует, неизвестно, по каким причинам, и возможно, не так уж и важно, просто его нет, и все тут. К сожалению, вынуждена признать, что отношусь к второй категории.

Так было всегда. Как бы ни шла моя жизнь, что бы она мне не давала, а давала она мне много, семью, друзей, отличных людей, замечательных мужчин, массу интересных возможностей, путешествий, денег в конце концов тоже бывало немало, куда бы ни вела – все равно все возвращается на круги своя. Периоды душевного подъема, равновесия и просто нормального самочувствия неизбежно сменяются падением в темную серую бездну депрессии, как будто это так запрограммировано.

Депрессия – это страшно. Это липкая вязкая масса, замешанная из тоски, боли, апатии и полной потерянности, ключевым мотивом которой является пресловутое «Я никому не нужна, я ничтожество и ничего не стою». Счастлив тот, кто никогда в жизни не пережил это странное состояние.

Ко мне оно приходит частенько. Одно время я пыталась уловить механизм его наступления, найти спусковой рычаг, конец нити, чтобы распутать клубок. Бесполезно. Каждый раз оно входит неожиданно и нежданно, как непрошенный гость, тихо прикрывает за собой дверь, садится рядом со мной и коварно сжимает своей липкой мертвенно-холодной рукой мое сердце. Так же неожиданно через какое-то время, иногда несколько дней, иногда недель, видимо, достаточно подпитавшись, оно разжимает руку и тихо исчезает за дверью. До следующего раза.

Сжатое чужой холодной рукой сердце бьется тихо и скорбно. Мне ничего не нужно и ничего не хочется, кроме как сесть тихо в уголочке, опустить руки и плакать. И чтобы меня пожалели. Однако, когда меня действительно начинают жалеть, ведь вид в таком состоянии буквально плачевный – в глазах вселенская тоска, уголки губ скорбно опущены вниз, походка вялая, спина сгорблена, - принимать эту жалость выше моих сил. Странное парадоксальное состояние: так хочется любви и ласки, но достойным себя не чувствуешь и любое проявление их принимаешь в штыки. И не веришь, прежде всего напрочь перестаешь верить в себя, в свою ценность, в свое полноправное, достойное место в этом мире.

Какое-то время мне начало казаться, что я расту и исправляюсь, и состояния эти приходят все реже и проходят все быстрее. Я давно уже практикую сахаджа-йогу, и хотя так и не могу назвать себя полноценным йогом, но все-таки есть некоторые ключевые вещи, которые я не бросаю делать в силу своей правильности и диспиплины. Мне думалось, что йога начала потихоньку действовать и вот-вот будет результат, глобальный, в виде полного избавления от этого непрошенного гостя, депрессии, и ее вечной спутницы, низкой самооценки.

Некоторое время назад у меня сложились замечательные отношения с греком, про которые я много тут писала. Греку моему я тихо завидовала: человека с такой устойчивой психикой, с такой стабильностью, с таким твердым внутренним стержнем редко встретишь. Рядом с ним я чувствовала себя в полной безопасности. Он успокаивал меня и дарил мне комфорт. Он был поплавком, к которому я была привязана как грузило, он держал меня на плаву. Буквально чуть больше полугода назад, пока я была с ним, я с жаром рассказывала одному своему другу, который знает меня уже много-много лет, что наконец-то и я обрела равновесие и твердую веру в себя, что наконец-то я четко знаю, чего я стою.

Смешно. Чуть только я так прихвастнула, как жизнь снова поставила меня на место, и вот уже полгода, почти сразу после отъезда моего грека, я пребываю в периодической депрессии, которая никак не хочет меня отпускать. Стоило мне взлететь чуть выше и уже было поверить, что наконец-то вырасли крылья, как я тут же потеряла высоту и упала. А чем выше взлетаешь, как известно, тем больнее падаешь. Мои крылья оказались химерой, иллюзией. Той самой хрупкой, нестабильной деревянной конструкцией, которая позволила Икару залететь высоко и близко к солнцу, но развалилась на куски и погубила его.

Депрессия живет во мне, как второе я, и постоянно ждет своего часа, чтобы снова возникнуть из ниоткуда и взять свое. До сих пор мне самой непривычны мои неожиданный превращения. Солнечный человек, искрящийся энергией и чувством юмора, с вечной готовностью всем помогать, улыбаться и шутить, и плаксивое ничтожество, непонимающее, зачем оно вообще живет на этом свете, и какую пользу может принести людям – это как две маски из старой шутовской мимической игры. Прикроешь ладонями лицо, потом выдвинешь с одной стороны – радостная улыбка, выдвинешь с другой – скорбная гримаса.

Иногда я думаю, что возможно, надо бы обратиться к специалистам, замерить уровень гормонов, посетить психотерапевта. Но я сопротивляюсь этой мысли до последнего. Возможно, я как алкоголик, который никак не признается в степени запущенности своей болезни. Но мне почему-то до сих пор тупо вериться, что вдруг все пройдет, вдруг я справлюсь сама. У меня столько любящих друзей и людей вокруг меня, которым не все равно, и которые несмотря на всю неприглядность моего второго депрессивного «я» каждый раз становятся рядом со мной, поддерживают как могут, и выносят все это. И видимо, во мне все-таки есть какой-то стержень, не позволяющий опуститься на самое дно, и каждый раз выгребающий меня из-под кучи дерьма, в которую я мазохистски закапываю себя в очередном депрессняке.

Но по большому счету так и не удалось мне к почти 36 годам обзавестись взрослым, четким, стабильным ощущением самоценности. Чуть только поверю в себя, и кажется, вот он, путь, наконец-то, прямой, как тут же оступаюсь и падаю обратно в темную бездну собственного бессилия и бесполезности. Все наработки рушаться. Я выкарабкиваюсь из бездны, и мне приходится начинать прокладывать этот путь с самого начала.

Мне хочется знать, возможно ли это, когда-нибудь обрести наконец-то твердую почву под ногами, сильные крылья за спиной и стальной стержень внутри. Чтобы начать творить что-то в этой жизни, а не мучать других и себя извечным вопросом: а стою ли я чего-то? Депрессия мешает жить, действовать, создавать, творить. Но больше всего депрессия мешает ЛЮБИТЬ. Жизнь, людей вокруг, близких людей. В моем случае прежде всего - себя.


Tags: Поиск себя, жалость, человеческое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 42 comments