Наталья О (midasik) wrote,
Наталья О
midasik

Categories:

Chanel. Мечты сбываются.

Впервые за столько лет пребывания в Вене я заметила, что в этом городе растет жасмин. Уже почти пять лет я живу в своем районе, и все это время хожу по мосту через Дунайский канал, или бегаю вдоль канала, и только этой весной я обратила внимание на деревья с пушистыми гроздьями белых цветов. С тем самым нежным ароматом, который я каждое утро вдыхаю, когда завариваю себе любимый зеленый чай с жасмином. Как я могла это столько лет не замечать?

Почему-то именно этот аромат крепко врезался в мою память как сопровождение самой сумасшедшей вещи, которую я сделала, наверное, за всю свою жизнь.

Вообще я не из совсем робкого десятка, и несмотря на всю мою холодность, прагматичность, застенчивость и синдром хорошистки, я знаю, что такое сходить с ума и делать что-то из ряда вон выходящее. В 24 года я ездила к другу по переписке на Кипр, зная его только по нескольким письмам и паре телефонных звонков. Переехала жить в Вену - эту длинную и не совсем простую историю вы знаете. Ушла от обеспечивающего меня бойфренда, имея смешную для Вены зарплату в 700 евро. Ушла с высооплачиваемой работы в «никуда». Отдавала деньги незнакомым людям. А уж о моих извилистых любовных похождениях можно запросто написать трехтомник. Подруга Ира заслуженно называет меня «тихим омутом», тем самым, в котором черти.

Но в этом пахнущем теплым жасмином мае мои черти превзошли самих себя. Потому что это была любовь.

Я увидела Ее чуть больше месяца назад и влюбилась сразу. Скромная красавица лежала в витрине комиссионного магазина, такая мягкая и хрупкая. Такая прекрасная. Это был выходной день, магазин был закрыт, и я прилипла к стеклу, жадно впитывая каждую мелкую деталь. Серая кожа, благородная даже в своей чуть заметной поношенности, серебристый замочек, классическая цепочка. Это была сумка мечты.

С тех пор как в моей жизни появилась Мадемуазель Шанель, она сопровождает меня повсюду. Черно-белое сочетание в одежде я любила всегда, но теперь люблю еще больше. Стала предпочитать прямые силуэты расклешенному диоровскому new-look. С удовольствием вернулась к брюкам, хотя одно время мне хотелось носить только юбки и платья. Наконец, нашла свои духи, Chanel No 5.

В один из дней я поняла, что у меня появилась мечта. Мечты посещают меня редко. Зачем мечтать, если мечта может не исполниться? Мое кредо в жизни всегда было таким: не мечтай и не ожидай ничего для себя, и если вдруг что-то хорошее достанется от жизни, то это будет вдвойне приятно. Так оно и бывало. Когда неожиданно происходило что-то для меня хорошее, я была судьбе безумно благодарна. Но мечтать не умела никогда. А тут я просто пропала.

Мне хотелось материализовать свою любовь-привязанность к Шанель, и я отчетливо поняла, что у меня просто обязана была появиться сумка, созданная великой Мадемуазель. Та самая, стеганая, на цепочке. Первая сумка в мире, разгрузившая женские руки. Сумка-символ. Сумка-мечта. Сумка-целая жизнь, хотя вмещается в нее только самый женский минимум. Сумка, стоящая по моим меркам целое состояние.

Пару месяцев назад я зашла в бутик Chanel. Забавно вспоминать, что когда-то подобные бутики были для меня недостижимой территорией, как прекрасные далекие острова в море, добраться до которых можно только лодкой. Тогда мне казалось, что лодка – это исключительно наличие достаточных средств для покупок в подобных местах, и без денег там делать нечего. Сейчас я знаю, что дело не в деньгах, что пропуск в этот мир - это просто элементарная уверенность в себе, уверенность в том, что все это для людей, любых, в том числе и для меня, уверенность в том, что даже если нет денег, можно просто посмотреть, прикоснуться, понюхать. Уверенность в том, что если чего-то очень сильно захотеть, оно обязательно будет доступно.

В бутике я пощупала все, что имелось в наличии, и мне решительно ничего не понравилось. Милая продавщица посоветовала подойти через пару месяцев, а именно в мае, и сделать заказ. Поскольку летом Вену атакуют толпы арабов и японцев, скупающих все содержимое люксовых магазинов без разбора, то заказ мой был бы исполнен где-то к осени. Денег в наличии у меня так и так не было, и я смирилась с тем, что надо ждать. Заодно и попробовать накопить, отказывая себе в любом другом шоппинге. А что, неужели не смогу, ради такой цели? И я отложила мысль-мечту до мая.

Через пару недель после похода в бутик я и наткнулась на витрину комиссионки, и все мои четко выстроенные экономические планы рухнули. Я стояла у стекла витрины, любовалась на произведение искусства, и в голове моей был полный бардак. Я не видела, сколько она стоит, и лихорадочно пыталась договориться с самой собой: «Ок, если столько-то, то покупаю не думая, если больше предположенной суммы – нет». В тот вечер я заснула с большим трудом. Бардак в голове сложился в стройную картинку: я и Она.

На следующий день, когда после работы я проходила мимо закрытого бутика, в витрине ее уже не было. «Ну все, купили,» - обреченно и с некоторым облегчением вздохнула я, - «значит, не судьба.» И продолжила вынашивать план накопления средств к осени.

Еще через пару недель мы с Ирой посвятили субботу поиску ей нарядного платья на крупное мероприятие. Поиск был плачевен. Вена – не тот город, где можно в красках вообразить себе желанную вещь, и тут же найти ее в магазине. Здесь нужно идти в шоппинг без особых представлений и ожиданий, наугад, как новичок за грибами в незнакомый лес. Если задаться целью найти в этом лесу ценный белый гриб, то можно оттоптать все ноги в его поисках, и так и остаться с носом. Но если не заморачиваться на результате, то можно получить массу наслаждения от неожиданной находки стаи веселых лисичек или даже пары боровиков, а на худой конец просто побродить по красивому лесу.

Таким вот образом мы обыскали все нам известные грибные места, и естественно, никакого белого гриба, то бишь, подходящего платья, не нашли. Под конец, уставшие и голодные, по дороге в наш любимый Le Bol, где планировалось подкрепиться и запить разочарование чашечкой любимого кофе, мы и зашли в тот злополучный магазинчик. За платьем. А там, в глубине, снятая с витрины, пока что не проданная, висела Она.

Я вцепилась в нее, как утопающий вцепляется в спасательный круг. Я щупала, нюхала, гладила мягкую кожу, вешала ее на плечо, вертелась у зеркала. Мир как будто перестал существовать. Была только я, и Она. Очнулась я, когда посмотрела на ценник. Вся моя отнюдь не маленькая месячная зарплата. Ира, за это время уже просмотревшая все платья и не нашедшая ничего подходящего, молча взглянула на четырехзначную цифру на маленьком куске картона, подняла глаза на меня, и поняла: труба. С Ирой у нас абсолютное взаимопонимание без слов. Особенно в таких экстренных ситуациях.

Продавщица отложила для меня сокровище до понедельника. Я решила дать себе еще две ночи на размышление, ведь как там говорится: с идеей надо переспать. Какие там размышления! Эти две ночи я спала уже с Ней. В животе порхали такие огромные бабочки, которых у меня не бывало ни от одной влюбленности в мужчину. Однако, бардак в голове усугубился. Картинки счастливой меня с Шанелью на плече сменялись мрачными бухгалтерскими подсчетами. Эта сумка могла оставить меня буквально без штанов.

В воскресенье за помощью в принятии решения я обратилась к родным и друзьям. Тем, к кому могла, конечно, ведь таким сумасбродным планом поделишься далеко не с каждым, а мне нужна была исключительно позитивная поддержка. Ира была безоговорочно на моей стороне. За дополнительным «да» я позвонила еще одной подруге, а потом позвонила маме. Как я счастлива, что у меня такая мама! «Хочешь – обязательно сделай,» - сказала она, - «и бог с ними, с деньгами, они обязательно придут.».

Наконец, когда тот самый мрачный бухгалтер почти уже сдал свои позиции в моей голове, в качестве самой тяжелой артиллерии я призвала на помощь трех самых близких мне по духу женщин (после мамы и подруг): Холли Голайтли из знаменитого «Завтрака у Тиффани», Кэрри Брэдшоу из «Секса в большом городе» и конечно, саму Мадемуазель Шанель. «Что бы вы сделали на моем месте?» - спросила я их. Ответ был однозначен. Зачем штаны, когда будет такая сумка?

В понедельник, одевшись чуть наряднее, чем обычно, в обеденный перерыв я сняла в банке всю сумму со своего жалкого накопительного счета, остатки былой газпромовской роскоши, часть заплатила этой наличностью, остальное – кредитной картой. Неприлично счастливая, до одури взволнованная, я с трудом досидела до конца рабочего дня, и только дома дала волю эмоциям, достав ценную добычу из пакета.

Я уже, конечно, призналась в своем сумасшедствии практически всем, и на удивление, меня никто не осудил. А те, кто видел блеск в моих глазах, когда я поглаживаю ее мягкую кожу, щелкаю аккуратным замочком или бросаю якобы незаметные взгляды на свое отражение с Ней в стеклах витрин, те понимают: что поделать, сумасшедшая!

С бесценной сумкой великой Мадемуазель на плече мне придется выкарабкиваться из маленького финансового дефолта. Утешаю себя тем, что поступила как истинный инвестиционный банкир – сначала надо вложиться по-крупному, а уж потом ожидать дивиденды. И я почему-то уверена, что дивиденды придут. Ведь когда сбывается настоящая мечта, пусть и такая материальная, я уверена, в мире что-то меняется к лучшему.
Tags: dolce vita, sex & the city, shopping
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments