Наталья О (midasik) wrote,
Наталья О
midasik

Category:

Блинчики с творогом от Ириной мамы.

Кто о чем, а я снова о еде. О чем еще говорить, когда работа не радует, личная жизнь приказала долго жить, тавтологически выражаясь, а на улице - погода просто мерзопакостная, при всем моем уважении к природе. Середина октября в средней полосе европы, а тут такое – мокрый снег, ветрище и холод собачий (наконец-то я поняла смысл этого выражения -  именно в такую погоду хороший хозяин не выгонить собаку из дому гулять!). Видимо, зима в этом году решила нас подготовить к своему приходу пораньше. Дескать, вот так вот, ребята, будет все следующие месяца 4-5, хорошенько подготовьтесь!

И мы готовимся. Я, например, купила очередной пуховик. Старый прошлогодний поизносился, и к тому же разочаровал меня тем, что почти не грел, хотя был очень красив. Что в таком случае делает нормальный человек на следующую зиму? Правильно, покупает пуховик потеплее, подлиннее, исправляет, так сказать, свою прошлогоднюю ошибку, и к черту красоту, тепло дороже. Что в этом случае делает мое блондинко? Покупает пуховик, померяв который понимает, что выглядит в нем еще красивее, чем в том, прошлогоднем. Светлый (что я со своей непомерной ленью буду делать, когда он будет бесконечно пачкаться?) и такой же короткий, как старый (подумываю о том, чтобы купить теплые панталоны – какая разница, что там внизу, все равно надежды на то, чтобы быть раздетой, почти нет). Красота. Блондинка готова к суровой зиме.

А еще холодными зимними вечерами я буду время от времени продолжать стряпать. Ничто так не поднимает настроение (когда больше поднимать его нечем), как тепло, исходящее от работающей духовки, и запах удавшейся выпечки, исходящий оттуда же. Круассановой смерти мне удалось избежать, но это ничего – впереди меня ждут множественные опасности в виде тортов, пироженых, пирогов и блинов.  

Вот, кстати, речь как раз о блинах. Блины – это что-то ужасно приятное. Символ солнца, тепла. Дома, семьи. Мне они почему-то особенно напоминают о маме.

Моя мама не любила готовить вообще. Культа еды в детстве у нас в семье никогда не было. Хочешь – ешь, не хочешь – не ешь – нас с братом никогда не закармливали. Наша мама и тут предоставляла нам свободу выбора. Дети при этом мы были весьма неприхотливые. Беспроблемные были дети. Особенно я. Самой любимой моей едой все детство, наряду с жареной картошкой (ох, это отдельная вкусная история!), были манная каша, молочный суп, гороховая каша и… пенки из молока. Сами понимаете, и мама и воспитатели в садике любили меня неземной любовью. А детки, садечные мои одногруппники, любили меня еще больше – я за ними пенки доедала. Правда, смотреть на это они не могли.

Хоть и неприхотливые были мы с братом, но готовить-то то нам еду приходилось постоянно. И как сейчас помню, готовит нам мама что-то, пусть даже самое простейшее, пюре или рыбу жарит, и устало шутит: «Господи, когда ж вы вырастете, и готовить вам не надо будет?». И надо отдать должное ее методу воспитания, выросли и стали самостоятельными мы достаточно рано. И оба мы с братом имеем какую-то странную любовь и способность к кухне и готовке. Не удивлюсь, если сию любовь сумела пробудить в нас мама своим как будто равнодушным отношением к кулинарии.

Но вот блины из детства помню четко. При всей нашей семейной кухонной небрежности блины – это был праздник. Обычно в выходные. Обычно их готовили мама и папа – вместе, по очереди, сменяя друг друг у плиты. Потому что считалось, что блинов мы все съедаем немеряно.  Мое «немеряно» при всем старании и при немалом аппетите неизменно заканчивалось на четырех блинах. Я и сейчас еще помню свою «дозу» - 4 штуки. Больше категорически не влезает.

Блины поедали с растопленным маслом и взбитым яйцом (сальмонелла тогда еще не родилась), со сгущенкой или с вареньем. Сметана к блинам была у нас не в ходу. И икры тогда не было в простой провинциальной советской семье. Остававшиеся в большом количестве недоеденные блины мама, естественно, начиняла – мясным фаршем или творогом. И была нам еда на следующие дни.

Почему-то блины считались у нас исключительно русской едой. Переехав заграницу, я была поражена тому, как ловко эти «русские» оккупировали буквально весь мир! Австрийские «палачинкен», французские «крепс», американские «панкейкс» - дело только в небольшом различии теста и технологии приготовления. И в том, с чем их едят. Французы заворачивают в блин какое-нибудь тонко порезанное мясо с помидором, и запекают, посыпав сыром.  Американцы щедро заливают свои по-американски непомерные панкейки кленовым сиропом или медом. Австрийский классический блин намазан абрикосовым джемом, свернут в тонкую трубочку и посыпан сахарной пудрой.

А еще мы с друзьями любим сходить на блинок в итальяское кафе-мороженое Zanoni в Вене. Любимая моей хорошей подругой порция, невообразимая по размеру, выглядит следующим образом: в толстенный большой сдобный блин завернут банан и банановое морожение, залитые шоколадным соусом, мороженое же лежит и на остатке тарелки, покрытое, как шапкой сугроба, которые бывают только на северных просторах моей родины, огромным слоем взбитых сливок. До сих пор остается загадкой, как после этого чревоугодия подруга умудряется сохранить свою осиную талию. По моим скромным подсчетам, калорий этого блюда хватило бы на два дня.

Да какой уж подсчет калорий? Блины – это праздник. Символ солнца, в конце концов. Блины – это для души. Блины – это дом, семья, мама.

Кстати, о маме. Об еще одной маме. Родители моей Иры живут в Австрии, в небольшом городе Санкт-Пёльтен, недалеко от Вены. Собственно, так Ира и оказалась тут – родители переехали и перевезли дочь. Дочь она у них единственная, и конечно, вся родительская любовь и опека и все вытекающие отсюда последствия, все на ней, на Ире.

Мама, просто чудесно молодо выглядящая красивая женщина – Ира с гордостью представляет ее всем друзьям , и мы по-хорошему завидуем, потому что понимаем, что и Ира в ее годы останется именно такой, красивой и по-королевски величавой, так вот эта мама превосходно готовит. Ира рассказывает, что до выхода замуж (а вышла она по тем временам вовсе и не рано – чуть за тридцать) готовить мама совсем не умела. Она была деловой женщиной, управляла домом моделей, и хозяйство домашнее было ей чуждо. Но выйдя замуж и родив дочь, переключила свою неуемную энергию на семью. И научилась готовить, да так, что опять я теряюсь в догадках, как Ире, выросшей на маминой стряпне, да при ее отсутствии чувства меры, удалось сохранить свою модельную стройность? Есть что-то таинственное в женщинах, на твоих глазах уплетающих недельную дозу калорий в один присест, и при этом остающихся в своем размере S. Одна из них – это я. И все равно у меня нет на это ответа.

Так вот. Мы с Ирой жили вместе, и мама периодически нас подкармливала. Даже при том, что сама она раньше была моделью, теперь она осталась просто мамой, и на ее родительский взгляд Ира, а вместе с ней и я, выглядели из рук вон плохо.

Вообще, Ире с мамой не очень легко – вся опека и любовь сконцентрированы на ней. А я смотрю на их борьбу и иногда немножко завидую – не хватает мне в отношении с моими и мамой, и папой этого элемента, родительской опеки.

Мама регулярно приезжала к Ире, и естественно, ее приезды к дочке сопровождались привозом огромного количества еды, которого хватило бы, наверное, чтобы накормить обедом всю нашу фирму в размере 40 человек. Ира мужественно съедала на глазах у мамы какую-то часть этого праздника живота, потом кормилась я, ну, а на остальное созывались друзья. Классика полевой, то есть, переносной кухни Ириной мамы - это винегрет, «ленивые» творожные вареники, хрупкие песочные печенья-рогалики, нежнейший творожный пирог с цукатами (за его рецептом я к маме еще обращусь!) и самый хит – блинчики с творогом.

О них и пойдет речь. Это – самые вкусные блины с начинкой, которые я когда-либо ела. И наверное, самые калорийные. Мама все время повторяет, что это – очень диетическая еда. Конечно, отвечаем мы. А про себя думаем – мама имеет в виду диету для дистрофиков, коими мы в ее глазах наверняка являемся. Мы киваем, плюем на все свои диеты, и уплетаем за обе щеки.

Итак, Блинчики с Творогом от Ириной мамы.

Готовить, если есть достаточно времени и терпения к процессу жарки блинов, можно сразу двойную порцию, сложить блины в контейнер и разогревать потом. Особенно хороши они на завтрак. С утра поджарил, завернул в фольгу и пару пакетов, чтобы остались хоть сколько-то теплыми, принес на работу и съел две штуки (больше за раз в среднестатистического человека не вмещается, несмотря на все уверения автора рецепта, Ириной мамы, в том, что «блинчики такие легкие») с чашечкой кофе за прочтением ленты жж-друзей. Работа подождет.

На 10 блинов:

поллитра кефира
1 стакан молока
2 яйца (я положила три, потому что маленькие)
чуть соли
1 ч.л. сахара

Все смешать и добавлять муку до консистенции жидкой сметаны (блины получаются довольно толстенькие, но так надо). Выпекать блины, как обычно, только после переворота на другую сторону – совсем недолго, чтобы сторона была светлой, как бы недопеченой.

Начинка: 1 пачка, 250 гр. творога, на 4 блина, на каждую пачку 1 яичный желток, 1 ложка сахара с верхом (я добавила еще пару пачек ванильного сахара на весь объем начинки) и промытый в горячей воде и отжатый изюм – на каждую пачку примерно по горсти.

Начинку класть на поджаренную сторону, заворачивать просто вдоль – как ковер, когда его надо выносить похлопать :-).Потом сложенные блины обязательно обжарить – во-первых, там сырой желток, а во-вторых, естественно, так вкуснее.

 

Спасибо Ириной маме – за материнский труд. За заботу. За мастерство.

Когда я попробовала свое произведение по этому рецепту, то чуть не запрыгала от радости – вкус получился почти в точь, как у мамы! Моя Ира подтвердит.

 

 

А фотографии нет. Потому что фотограф объелся.

 

 

 


  
   
Tags: Выпечка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments