Наталья О (midasik) wrote,
Наталья О
midasik

Categories:

Греческая нирвана. Остров Крит. Grecotel Creta Palace.



Я снова на родине. Своей второй родине. Первая, конечно, Россия. Австрию я за родину не считаю – я здесь просто живу. Хорошо живу. Но не родная она мне. А второй своей родиной зову – угадаете с первого раза! – Грецию, конечно.

Я опять отправилась отдыхать одна. И на сей раз мои мечты привели меня на самый большой греческий остров – Крит. Визит к Минотавру, так сказать. До Минотавра я вряд ли доеду, мобильность моя в подобных путешествиях ограничивается отсутствием водительских прав и неумением водить машину. Ну и ленью, наверное. Я одна, пинать меня для просмотров достопримечательностей некому, и честно говоря, не очень-то и хочется. Греция, чистое море, жаркое солнце, хороший пляж и отель – вот и все мои достопримечательности.



А отель мне попался просто обалденный. Grecotel Creta Palace, из сети высококлассных греческих отелей Grecotel. Первый раз я с таким отелем столкнулась на любимом Миконосе, когда была там с Ирой. Каждый раз по дороге на наш пляж-фаворит Псару, нам предоставлялась возможность пробраться по всем закоулкам огромного отеля, разбитого множеством бунгало по склону пригорка, ведущего к морю и пляжу. Это был Grecotel Myconos Blue. И каждый раз наш искушенный взор замирал на малейшем переплете изящной, простой и гениальной мысли дизайнера

Ира моя с тех пор завела мечту когда-нибудь обязательно остановиться в этом отеле. С будущим мужем. И я просто уже вижу ее - загорелую, красивую и счастливую, лежащей на кромке между двумя голубыми бассейнами с видом вниз, на море. Именно эта часть отеля чаще всего попадает в объектив рекламных фотографов. А еще у нас есть общая на двоих мечта: когда-нибудь попасть на наш любимый остров Миконос с нашими любимыми мужьями (компания, безусловно, должна сложиться просто отличная!) и жить именно в этом самом отеле. Сказка, а не мечта!

Ну, а пока мы в поисках главного недостающего элемента сей сказки (мужей, естественно), я, собравшись в очередной промежуток между двумя отпусками с моей Ирой (зимой – в Акапулько, в августе – на тот самый Миконос) отдохнуть еще разочек одна, выбрала, конечно же, Грецию. Мне все время хочется вкусить все больше и больше от моей второй родины, узнать о ней много-много. На сей раз выбор пал на Крит, где я еще не была.

Собственно, почти все, что я знала об этом острове, кроме мифов о Минотавре и известном Лабиринте, из которых ничегошеньки не помню, было почерпнуто из моих любимых журналов, русских VOGUE и ELLE, где ближе к лету добрую половину рекламных страниц о путешествиях занимают аппетитные описания пятизвездочных отелей острова Крит. С потрясающими фотографиями.

И когда встал вопрос, куда мне ехать одной – а опытным путем мною выведено, что для самого лучшего отдыха одной нужно непременно выбирать отличные пятизвездочные отели, чтобы было где отдохнуть жаждущему красоты и гламура глазу, и где в особое вознаграждение себе за бытие одной можно баловать и баловать себя отличным сервисом – и вот когда встал этот самый вопрос, я, конечно, припомнила страницы своих глянцевых «библий», пошарилась в интернете и выбрала Grecotel Creta Palace. Собственно, он был одним из наименее дорогих в ряде VOGUE-вских предложений. Я могла бы раскошелиться и на совсем уже роскошь, но в этом году нас еще ждет Миконос, а к нему кошелек желательно чуток попридержать.

И я попала прямо в рай. Рейсом Austrian Airlines/Lauda , до отказа забитым австрийскими пенсионерами и семьями с детьми, готовящимися обстоятельно вкусить всех прелестей, входящих в отпускной пакет. Все прелести начинались с полетного обеда от знаменитой австрийской catering-компании Do&Co, подаваемого теперь на всех чартерных рейсах авиакомпании. Обожаю эти обеды на отпускных рейсах – от них самих уже начинает веять отдыхом и роскошью. Облизывая с ложечки нежный шоколадный мусс под завязку обеда, я потихоньку начала приходить к мысли, что рай уже начался.

И вот я на благословенной земле. Давно заметила: стоит мне только выйти из самолета где-нибудь в Греции, как появляется неземное, фантастическое, но совершенно отчетливое ощущение, что я дома. На этот раз, несмотря на усталость от довольно долгой работы без отпуска, к этому ощущению сразу прибавилось осознание себя Греческой Богиней. Обычно для подобного осознания требовался как минимум один знак внимания местных небожителей, греков. Но на этот раз даже этого не понадобилось. Удивительно.

В отеле ощущение себя дома только усилилось. Вообще, надо сказать, что я обожаю отели. Этот дом вне дома, где вроде бы все обезличено и выхолощено, и в то же время ты чувствуешь заботу о себе в каждой мелочи. Где утром обязательно будет завтрак (отельный завтрак – отдельная песня в моей программе) и сваренный хороший кофе (в Греции – самый лучший, можете поверить!), где убирают комнату каждый день, где меняют полотенца, где уютные маленькие флакончики с шампунем и гелем для душа, где принесут еду в номер и вызовут такси. Это некая квинтэссенция беззаботной красивой жизни. В одном флаконе. Тем более, когда флакон этот помечен пятью звездами, расположен на божественном греческом острове Крит и называется Grecotel Creta Palace.

Меня разместили в одном из бунгало. Вспомнив мою Иру, всегда добивающуюся лучшей комнаты в любом отеле, я хотела было возразить и потребовать другую комнату, с видом на море, но когда вошла в свой номер, расположенный на втором этаже самого дальнего бунгало, то поняла, что не буду. Комната была замечательной, большой, уютной – огромная кровать плюс диванчик-софа, при желании в ней спокойно жили бы три человека. Над маленьким балкончиком нависла огромная разлапистая пальма, с одной стороны закрыв мое окно от ненужных взоров, а с другой – наполовину открыв солнцу. Никаких возражений против этой комнаты у меня не было. По вечерам и утрам за окном собирался солидный хор каких-то птиц. Когда поют греки, это громко и проникновенно. Даже если это только греческие птицы.
 


И вот я блаженствую в раю. Неспешно встаю по утрам. Под пение этих самых птиц. Немножко медитирую на балкончике, ласковое утреннее солнце светит прямо на макушку, как благословение сверху. Едва умывшись, натянув майку, шорты и сланцы, отправляюсь на завтрак.

Завтрак в отеле – это действительно совершенно отдельная песня. Ради него стоит вставать по будильнику, ради него на Миконосе, вернувшись под утро в районе 6-ти, мы все равно просыпались в самое позднее возможное время, чтобы насладиться этим пиром. Надо сказать, что в жизни - дома и на работе, я завтраки не особо люблю, перед работой есть совсем не хочется, в уикенды перед выходом из дома варится какая-нибудь каша. Но завтраки в отелях – это нечто особенное. Это ритуал, это священнодейство. Особенно в хороших отелях.

Самые запомнившиеся мне завтраки – обильные, свежайшие, экзотические, острые - в акапульковском пятизвездочном Emporio. Моя Ира, наслаждавшаяся этим не менее, чем я, если даже не более, не даст соврать: с моего лица, сопровождающего каждый принос полных тарелок из буфета, можно было писать картину маслом – человек эпохи перестройки, впервые дорвавшийся до фуршета. Впрочем, мне кажется, что сколько бы времени не прошло с той эпохи тотального дефицита, мы, бывшие советские дети, никогда не устанем наслаждаться изобилием так, как будто это наш первый раз.

С Ирой же вспоминаю чудные времена на священном Миконосе, когда порой мы попадали на завтрак прямо из объятий наших греков. Я приходила из нашей комнаты, ее привозили на скутере, и мы завтракали с особым наслаждением, счастливые, взъерошенные, возбужденные ночами, полными музыки, танцев, веселья и, конечно, мужских объятий под завязку. Нацепив солнечные очки, скрывающие размазанный макияж и особо горящий взгляд, мы судорожно поглощали яйца, булочки, греческие помидоры с фетой и кофе, попутно обмениваясь деталями прошедшей ночи.

И вот все с тем же блаженством, хоть и без Иры и не после горячих греческих объятий, я неспешно завтракаю в Grecotel. Выпиваю почти весь чайничек ароматного кофе, прихватываю парочку слив или абрикосов с собой и иду собираться на пляж.



Эту неделю отдыха на благословенной земле я решила посвятить только себе, любимой, без оглядки. Отель этот выбрала еще и потому, что в нем присутствовал шикарный спа – уже только от описаний процедур на страничке отеля у меня бежали мурашки по коже. И вот эти процедуры я намеревалась обязательно осуществить. Вообще, я плохо умею воспринимать всяческие услуги, оказываемые мне другими людьми. Раньше было совсем тяжело, я все время чувствовала себя неловко, мне хотелось отпустить людей от себя и сделать все себе самой. Поэтому всяческие процедуры красоты – от стрижки и покраски до косметического ухода – я всегда делала только в случае крайней необходимости и охоты. В стрижке и покраске необходимость бывала очень периодически, а вот в каком-то уходе за кожей – не было ее вообще. Поэтому это дело я благополучно обходила стороной. Пока не доросла до своего теперешнего возраста и не поняла, что и в этом теперь уже есть необходимость. Пока не поздно сохранить красоту, этим нужно заниматься всеми доступными способами. Тем более, если эти способы обещают быть крайне приятными.

Собственно, в Акапулько же я, при поддержке Иры, отважилась на парочку сеансов массажа на пляже. И это был, скажу я вам, просто кайф. Предзакатное солнце, приятный ветерок, запах моря, и сильные руки мексиканки Исабель, рождающие блаженную истому и превращающие тело в безвольный пластилин.

И вот я записалась аж на три процедуры в отельном спа здесь, в Греции. Девочка в приемной оказалась русской – Алла вышла замуж за грека год назад и переехала из Москвы на Крит.

- Как вам далась такая перемена? Из шумной Москвы сюда, в деревню? – спрашиваю.

- Ой, замечательно! Я даже не представляла, что так хорошо будет. – отвечает.

И рассказывает, что живет здесь в Ретимно, что уже говорит по-гречески (молодец какая! И всего за год. А я уже третий год мыкаюсь и почти никакого прогресса), что муж тоже работает в туризме. И работают они только в пляжный сезон с мая по октябрь, а зимой жизнь на острове замирает, из Африки дуют неприятные ветра, приносящие песок из Сахары, и они всю зиму путешествуют – по Европе, по Азии, Маврикий, Таиланд. Судя по ее рассказу, не жизнь, а сказка. И выглядит она от этой сказки ужасно счастливой. Свежая кожа лица, светящиеся глаза и никакой московскости. Услышав, что Греция – страна моей мечты, она еще больше просветлела и сказала, что если будет случай, надо обязательно переезжать сюда, не пожалею! Ее бы слова, да Богу в уши.

Вот с такой присказкой я ложусь на белый массажный стол в красивой комнате, где играет легкий лаундж и неуловимо пахнет какими-то маслами. Мне предстоит пилинг морской солью и обертывание с маской из розовой глины – все от французского косметолога Anne Semonin. Я давно читала это имя в свох любимых журналах, от него веет эксклюзивностью и профессиональнизмом. И вот я в спа с именно этой косметикой. Мой мастер, гречанка Мария, осторожно начинает разминать тело, и я понимаю, что я поднялась на новый райский уровень. Ласковыми и умелыми руками мое тело пропитывается солью, кожа нежно хрустит под пальцами. С трудом пробудив мозг от уже начавшейся нирваны, я соскребаю свое хрустящее тело в душ. После душа снова ложусь на стол, покрытый тонкой пленкой. На тело наносится какая-то теплая влажность, приоткрываю глаза – это действительно нежно-розового цвета глина! Меня обмазывают всю, а потом пеленают, как младенца, в эту пленку. Накрывают теплыми полотенцами и оставляют пропитываться. Боже, такого блаженства я не испытывала уже давно – глина как будто проникает под кожу, втекает в кровь, загустевая и согревая ее, расплавляя тело и мозг. Я превращаюсь в египетскую мумию, навеки почившую в пирамиде. Мне становится так же по-фараонски божественно и вечно. Я не чувствую ни времени, ни мира, ни себя. Волшебная розовая глина уносит меня в блаженное небытие. Я только успеваю словить отрывок мысли о том, какой же это кайф, как Мария начинает делать массаж головы, и последняя эта мысль ускользает из моей головы сквозь ее пальцы, как пляжный песок, оставляя чистую пустоту.

С трудом очнувшись после процедуры, в полудреме и полуреальности снова приняв душ, выползаю из комнаты. Алла, наверное, привыкла к таким вот очумевшим клиентам, едва осознающим, кто они и где они. Подписываю счет. Я готова подписать десять таких счетов, чтобы снова и снова очутиться на том самом седьмом небе. Но я и так за неделю осуществила почти для себя невозможное – три раза была на процедурах.

Все остальное время я блаженствую на пляже. С любопытством наблюдаю людей, в-основном своих соотечественников – все-таки русские знают, где надо отдыхать. Эти русские здесь сплошь солидные, обеспеченные, от них так и веет благополучием. Я давно не была на курорте в русском обществе, все как-то удавалось отдыхать там, где русских немного – Акапулько, Миконос, даже на Корфу в прошлом году их почти не было, впрочем, и отель был похуже. И вот они передо мной, как настоящее кино, тут даже сериалов по русскому ТВ смотреть не надо, в жизни все гораздо интереснее.

Брутальный мужчина, почти налысо выбритый, какой-то, видимо, немелкий бизнесмен, отдыхает почему-то один с сыном лет 8. От него прямо веет уверенностью в себе и властью. Так и есть, подслушиваю его телефонный разговор, лежа по соседству на пляже: «Алё! Что значит, не можете решить? Сами сделали этот косяк, сами и выпутывайтесь. Никаких разговоров, никаких «но». Джип мой из починки забрали? Хорошо. Приеду, будем разбираться основательно.» Сцена. И тем трогательнее смотрится после этой сцены, как бережно и заботливо он ухаживает за своим сыном.

Две девушки лет под сорок, весьма в теле, но фигуры еше вполне различимы, обсуждают какую-то Светку. Светка, видите ли, такого же роста, что и одна из них – 1,76, и вот они спорят по поводу веса бедной Светки. Одна стоит на своем, что Светка ее обязательно худее, другая утверждает, что полнее: «Да нет же! Я вешу 74 килограмма, а Светка килограмм 76. Я видела, когда она была 65 кило – это был бухенвальд. Сейчас она нормально весит». Я переворачиваю на лежаке свой 51 килограмм, правда, всего на 1,66 роста, и думаю, что меня, наверное, они и вовсе не видят, для них я сливаюсь с плоским лежаком… Дальше дамы встают, и, видимо точно приняв меня поблизости за неслышащий и невидящий лежак, начинают в подробностях обсуждать и наглядно демонстрировать, какой и где у них целлюлит. Ну, тут я просто вжимаю лицо в полотенце и тихо смеюсь. Наши женщины…

Забавно все это. Как будто наблюдаешь за собой со стороны. Ведь это мои люди, мой народ. И мне они безумно нравятся. Эти женщины – с горделивой неспешной походкой, богато одетые, даже если это просто купальник, почти все сплошь семейные, с детьми. Большинство из них немного расплывшиеся. Как будто после рождения детей надобность следить за собой отходит на задний план. И почти все из них – с каким-то оттенком усталой обреченности во всем облике. Сразу вспоминается любимый фильм: «И пожалуйста, не веди общественную работу с таким рвением. Лучше – с оттенком усталой обреченности. Это красит женщину.» - «Ну и чем же красит обреченность?» («Самая обаятельная и привлекательная»). Видимо, проникли слова героини глубоко в сознание наших женщин. А может, они были взяты из народа, писаны с реальности, так сказать? И все равно наши женщины красивые. При этой обреченности и расплывчатости они все-таки безумно женственны.

Эти мужчины – коротко стриженные, или с этой ужасной стрижкой, которая гуляет по России и неизвестно, откуда туда пришла – рваная челка на лоб. С животиками. Тоже не особые любители следить за собой. Они должны деньги зарабатывать, а не в спортзалах зависать. Они умеют отдыхать. Даже при том, что с ними жены и дети. Они не обращают внимания на усталую обреченность на лицах жен. Они просто расслаблены. Хотя и приходится иногда решать какие-то вопросы по мобильному.

Эти милые детки и милые строгости их воспитания. Иногда с ними отдыхают бабушки. И это все так здорово, так по-домашнему. Присутствие моего народа на моей же греческой земле делает эту землю для меня еще более домашней, еще более родной.

Весь этот отдых, одна, полностью растворяясь в окружающей блаженной действительно, я все время ловлю себя на том, что как бы наблюдаю за всем со стороны. Я прекрасно чувствую себя, свое существование, и в то же время чувствую все вокруг и вижу все со стороны. Это совершенно особое ощущение. Я как бы едина со всем миром. Неужели мне удалось достичь этого особого йоговского состояния – мы все дух, мы все одно и то же? 



 

Отплыв подальше от берега, я ложусь на воду, слышу шуршание песка на морском дне, и вот я уже сама перекатываюсь песком под течением воды. На пляже солнце прогревает мое  тело, и вот я уже сама – солнце, излучающее свет и тепло. Я – жидкая розовая глина, впитывающаяся в мою же кожу, превращающая ее в шелк. Я – свежевыжатое греческое оливковое масло, текущее по моим же венам вместо крови, очищающее сосуды, замедляющее мысли. Я – греческая птица, издающая странные клацающие звуки, как будто за окном кто-то играет на старом детском ксилофоне. Я - ребенок, строящий песочный замок. Я здесь во всем, и все – во мне. Удивительное беспространственное чувство. Нирвана.

И все-таки, вот так вот растворившись на целую неделю, я окончательно поняла, что больше не хочу отдыхать одна. Это неземной кайф, но это неправильно.Счастьем надо делиться, и тогда оно удваивается.



Желающим посмотреть все фотографии.  

Tags: grecotel creta palace, Греция, Путешествия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments