Наталья О (midasik) wrote,
Наталья О
midasik

Category:

О смерти и жизни.


Мои любимые цветы детства - сон-трава. К сожалению, здесь не застала цветение диких, но вот случайно нашла в городском парке. Мне он напоминает о 9 мая, когда в детстве с демонстрации, если хорошая погода, мы шли куда-то в поля-леса у Перми на пикник с костром, и чётко помню, как всё было усыпано этими чудесными цветами...

На этой неделе у меня бесконечно грустная, но такая жизненная тема - смерть.

Впервые за своё 20-летнее пребывание в Австрии я была здесь на похоронах.

Ушла бывшая коллега, добрая близкая знакомая, с которой уже после того, как я перестала работать в Газпром Нефти, мы еще много встречались, а несколько лет назад вместе ездили в путешествие на лодке. Последний раз я видела её на дне рождения в конце ноября прошлого, ещё живую, но уже слабую, уже мы знали, что скоро всё. можно сказать, приходили прощаться. Рак, он такой.

Ей было всего 55 с половиной лет, но она была такой юной, такой бодрой и жизнерадостной. Мы всегда думали: ну как же Вере удаётся так молодо выглядеть, вот бы нам так же через 10 лет! Она любила вкусно поесть, несильно соблюдала какие-то диеты, и спортом занималась не слишком регулярно. А просто по жизни всегда была активной, бодрой, веселой. Оптимисткой. Но самое главное - она любила людей.

Вот правда, скажите же: не очень много вокруг нас тех, о ком так искренне и без натяжки можно сказать - человек, который любит людей. Отзывчивый, искренний, теплый, добрый. Просто от сердца хороший человек. Наша Вера была такой.

И тем печальнее этот жестокий уход - болезнь обнаружили лет 5 назад, уже в достаточно опасной форме, лечили. Тогда она перенесла всё это (химию, радиацию) как-то очень легко, играючи, быстро оправилась и снова жила, радовалась жизни еще больше, вернулась на работу. А через 2 года рецидив, и уже серьезнее. Метастазы в очень плохих местах. Моя подруга-медик сказала тогда: максимум полгода. А Вера прожила - полтора! Полтора года всевозможных лечений, операций, химий, которые переносила стойко, но уже очень плохо, очень тяжело. Какие-то странные врачебные недоразумения и даже ошибки - попадала не сразу к нужным врачам, поздно ставили правильный диагноз, всё рассказывать не буду, но ощущение, что даже если у нее был шанс, она как будто слепо его пропустила. Как будто судьба вела её к концу. Тем не менее, она успела прожить много, полтора вместо полгода - это целая жизнь! И вот ушла.

Я могла бы не идти на похороны.  У нас корона и ограничения по количеству людей, это был рабочий день, 10 мая, прямо в середине дня, надо было отпрашиваться на работе. Я не самый близкий Вере человек, мы не дружили тесно,но я почему-то чувствовала её к себе особое расположение, и чувствовала, как будто она зовёт. Вот как хотите, а это правда. И я пошла, конечно.

Церемония была чудесной, я такое только в фильмах видела. Мы привыкли к нашим православным обрядам, церковь, ладан, отпевание, жуткая похоронная музыка - я не была у нас ни на одной нецерковной церемонии, даже если хоронят не верующего человека, всё равно по традиции отпевают. Лично у меня с детства несостыковка с православием, нет ни чувств, ни близости к этим обрядам, я там, в церквях, монастырях не чувствую ничего. Как и вообще со всем ортодоксально-религиозным несостыковка. Уважаю чувства людей и, конечно, всегда буду принимать, что для кого-то это - свято. Но сама я как была с советского детства нерелигиозна, так и осталась.

А здесь было просто, красиво, светло, без отсылок к религиям. Прекрасно украшенный зал, свечи, цветы. И музыка! Ave Maria и Amazing Grace, и еще какие-то две красивейшие, трогательные совершенно светские песни - о любви к жизни и просто любви. Абсолютное ощущение света, светлейшей грусти - вот правда, если провожать такого замечательного человека, то именно так.

Конечно, было очень, пронзительно грустно. Мы плакали с подругой, которая была ей более близка, к тому же жили они в одном районе под Веной. Слезы текли непрерывно...

Единственное странное для меня в этой церемонии - это закрытый гроб. Да, здесь такая традиция, и большинство людей никогда в жизни не видели покойника. А для меня, например, привычно другое - когда ты видишь и точно знаешь, что там - именно он или она. Здесь же всё-таки оставалось ощущение нереальности, сюрреалистичности, когда не понимаешь, не можешь принять, что там - она. Но вот так оно здесь есть. Наверное, так менее травматично для людей.

Для чего я это все пишу так подробно? Потому что меня посетило на этой церемонии очень неожиданное и очень сильное осознание, как будто сверху пришло:

вот произносили много-много очень трогательных речей о Вере, и это был тот случай, когда ни одно доброе слово не было преувеличением. Она действительно любила людей и была тем самым по-настоящему светлым человеком, всегда готовым помочь, поддержать. Никто вообще не помнит, чтобы она когда-то повысила голос или отвернулась, отказав в поддержке, чтобы хоть раз была саркастична или цинична, или говорила о ком-то плохо. Работала она, кстати, в кадрах - самое место.

С мужем была не очень приятная история, лет 10-15 назад он бросил все работы и засел дома, играл в компьютерные игры, уходил в свои какие-то инфантильные миры, и вообще еще много о нем информации странной есть. Вера вынуждена была оставаться работать, стала единственным добытчиком. При этом речи о том, чтобы разойтись с мужем, вообще не было - она из того прежнего поколения, для которого оставаться в браке - это святое. Фактически, она пожертвовала собой. То есть, такой старый наш, добрый психологический паттерн Женщины-Матери, жертвующей собой ради тех, кто от нее зависим, кого она опекает. Думаю, каждый из нас в своем пост-советском окружении найдет такую, особенно среди поколения бабушек и наших мам.

Глядя нашим современным взглядом, с высоты всех этих Лабковских и иже с ним, кажется, что это в корне неверно, этакий пережиток прошлого. Ведь сейчас что важно? Выстроить границы, полюбить себя, научиться говорить "нет", всё это уже до невозможности набившее оскомину... И такое вроде верное - надень кислородную маску сначала на себя, а потом на ребёнка.

Но думая о Вере, я вдруг совершенно чётко поняла, что настоящий, человеческий мир всё-таки большей частью держится на таких как она. Двигается вперед и развивается - да, на других. Но держится, остается тёплым и именно человеческим - на таких. Отзывчивых, добрых, по-простому хороших людях.

Помня о Вере, мне очень хочется поддержать в этом мире именно простую человеческую Доброту, бесхитростную, нерасчётливую, светлую, дающую. Слово Жертва теперь приобрело исключительно неприятное, негативное значение, а ведь у него есть и друго - отдать что-то другому, пожертвовать даже жизнью. И мне кажется, нельзя перегнуть палку, иначе получится обесценивание обычного простого Хорошего Человека. А на них, повторюсь, зачастую держится мир.

Светлая память нашей Вере - тот случай, когда в банальной фразе нет ни момента фальши.

И светлая память детям и учителям Казани.

Комментарии отключу. И простите, что так грустно....

Напоследок - в исполнении еще одной моей подруги, оперной певицы, самая трогательная песня прощания..




Tags: человеческое
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author