October 12th, 2010

Balearic

Дети.

С приходом вполне солидного женского возраста все чаще стал всплывать солидный же женский вопрос. О детях.

Устраивалась на теперешнюю работу, и работодатель спросил прямо: принимая во внимание мой возраст и пол, может ли он, работодатель, надеяться, что в ближайшее время я не сбегу в декрет? Учитывая то, что нанимали меня в тот период, когда из отдела ушли в декрет почти подряд две девушки, беспокойство работодателя можно было понять.

Я его, конечно, успокоила. Во-первых, я не замужем и в ближайшее время мне это не грозит. Бойфренд мой собирается переезжать, намеков на иное продолжение наших отношений нет. А во-вторых, детей я никогда не хотела.

Сколько себя помню, младенцы меня никогда не волновали. Были пара моментов в жизни, когда я с удивлением обнаруживала в себе эту трогательную нежность к маленькому человеческому существу. Один раз мне пришлось держать младенца одних суток от роду, это был первый ребенок моей лучшей подруги, очень близкого мне человека, и эту близость я чувствовала и к этому только что рожденному чуду, ее первенцу. Но я любила его, как ее ребенка. Ощущения, что это могло бы быть моим, или желания иметь то же самое не возникло ни на секунду.

Детей я люблю. Но уже подросших. Когда с ними можно разговаривать как с взрослыми. Когда они приоткрывают тебе какой-то новый мир, свой мир. Я люблю общаться с ними на равных. Особенно если с ребенком как-то сразу устанавливается контакт, и он сам ко мне идет, и я ему нравлюсь тоже. С такими детьми я могла бы даже работать нянькой.

А вот с младенцами не могу. И не хочу. С младенцами не поговоришь. После первых пары минут, когда я ловлю улыбку младенца, улыбаюсь в ответ, строю глаза и говорю «привет», мне становится как-то не по себе, я не знаю, чем еще заняться с этим существом. И мне все кажется, что я должна испытывать что-то особенное в его присутствии, а я лишь вынуждена признаться самой себе, что маленькие дети не задевают никаких струн в моей душе. И испытывать при этом некое чувство вины перед присутствующей матерью, что ребенок ее не вызывает во мне никаких особенных чувств.

А еще, оказываясь рядом с детьми или с мамами с детьми, я смотрю внутрь себя, тридцатипятилетней, и не нахожу ни одного указателя на то, что могла бы захотеть своих детей.

Collapse )