?

Log in

Previous Entry | Next Entry

Моя Вена. Часть 6.

Пролетарии, пардон, представители всех стран все-таки объединились. В Вене.

 

Я выросла в закрытом до не такого давнего времени провинциальном городе. В тысячах километров от всяческих границ с внешним миром. Лица небелой национальности, олицетворяющие для нас заграницу и наличие других несоветских народов, начали появляться в наших медицинском и фармацевтическом университетах всего лишь какой-то десяток с небольшим лет назад. То есть, иностранцы для меня были людьми с другой планеты, вероятность встречи с которыми была даже не как в том анекдоте про женскую логику: - Какова вероятность встречи динозавра на Красной площади? – 50/50. – То есть как? – Либо встречу, либо не встречу. Здесь вероятность была практически нулевая.

 

Однако, город-таки выкарабкался на международную арену, а моя нелегкая занесла меня в ВУЗ изучать иностранные языки. Чужестранная культура и все остальное «там» манило. И манило, видимо, сильно, так как несмотря на совершенно неярко выраженное внешнее стремление заграницу (а тогда это было очень популярно, туда стремиться), «там» - то есть, тут -  я и оказалась в конце концов. В самом центре другой планеты, среди тех самых динозавров и инопланетян. И мое природное любопытство бросилось удовлетворять свою жажду нового, даже не подозревая, как много возможностей ему предоставляет эта новая планета. Вена.  

 

Вена – столица одного из центральных европейских городов. Вена – небольшой, грамотно распланированный, комфортный город. Вена красива. Вена небедна. Вена социальна. Немудрено, что она притягивает к себе народ со всех уголков земного шара. И не только посмотреть, но и остаться жить.

 

Никогда бы не подумала, что всего лишь один раз сменив место жительства и при этом не меняя материка, я так глубоко пополню свои убогие школьные знания географии, даже не читая книг. Просто имея возможность встречать людей с абсолютно разных концов земли на этом маленьком участке размером в какие-то 400 квадратных километра.

 

Здесь, в Вене, я узнала, что словаки и чехи говорят примерно на одном и том же языке (зачем они разъединялись – даже в такой от них близости я так не поняла) и я, представитель той же славянской группы языков, ни черта их язык не понимаю, так же как и югославский, хорватский, словенский и польский; что Лос-Анджелес и Майами, всегда казавшиеся мне близко расположенными городами, потому как и там и там всегда тепло, находятся вообще по разные стороны североамериканского континента и на разных океанах; что Персия – это, оказывается, просто-напросто старое и более правильное название страны Иран, а говорят там вовсе не на персидском, а на красивом языке арабской группы с поэтическим названием Фарси; что Румыния имеет весьма неплохие курорты на нашем родном Черном море, а так же много-много других мелочей, не всегда полезных, но однако, безумно интересных. Хотя бы оттого, что узнала я их напрямую от людей, живших во всех этих дальних странах.

 

Я уж не буду говорить о пестром составе моих бывших и существующих бойфредов, встреченных здесь же, в Вене. В книжном магазине ко мне подошел ирландец. От него я выучила беспечный ирландский ответ на все жизненные вопросы: No hassle! – «Нет проблем!». На узкой старинной улочке за мной ехал молодой швейцарец, остановился, мы познакомились и какое-то время встречались. Его папа владеет замком в Зальцбурге, где в его кабинете висит оригинал одной из самых дорогих картин Тамары де Лемпики «Портрет первого мужа». Позже, на выставке этой художницы в Вене, я видела эту картину со скромной надписью внизу «Частная коллекция, г.Зальцбург». И чего я такого принца упустила? После одной из самых впечатляющих поездок в Грецию, безумно влюбившись в эту страну и все, с ней связанное, сидя с подругами в местном кафе, вышеупомянутом Le Bol, я не могла оторвать глаз от молодого черноволосого красавца за соседним столиком. После непродолжительных перемигиваний и улыбок они с другом присоединились к нам, оказалось – греки! Мало того, красавчик был греко-итальянского происхождения, но вырос, учился и жил теперь в Монако, в свои 24 года в совершенстве и без акцента владея тремя языками – греческим, итальянским и французским. С ним мы общались на английском, который у него тоже был неплох. Через год в том же Le Bol путем почти таких же перемигиваний (опыт, понимаешь!) мы с подругой «подцепили» каких-то симпатичных черноволосых-черноглазых. Персы. Весьма интересная нация и культура. А последняя «находка» подкараулила меня на дискотеке с восточным уклоном. Со мной познакомился ливанец. Встречаемся до сих пор. Мусульмане оказались совсем другими, чем их представляет нам кривое зеркало масс-медиа.

 

Вот вам и Австрия, вот вам и Вена, вот вам и родина фашистского нацизма. Подруга шутит, что «неоприходованными» у меня остались всего лишь китайцы/японцы, афроамериканцы и индусы. Что ж, далеко за этим добром здесь идти не придется.

 

Директор русской компании, где я работаю в Вене – австриец глубоко грузинского происхождения. Моя русская подруга познакомилась здесь с украинцем, живущим в Украине, вышла за него замуж, он переехал к ней в Вену. За углом от офиса у нас Paninotecа (булочная-закусочная), итальянские блюда и закуски в которой готовит и продает странная пара: он - индус, она – украинка. Владелец и создатель самого любимого нами французского кафе Le Bol – опасно-привлекательная смесь от отца-египтянина и матери-австрийки.

 

Я люблю этот город в этой стране за такую дикую многонациональность, за такие удивительные возможности, за то, что никогда не знаешь, с кем и как сведет тебя жизнь прямо за углом. Однако, к своему стыду должна признать, что она так и не сумела свести меня близко с местным населением. Туманное горное озеро австрийской души так и осталась для меня загадкой. Но я не волнуюсь, времени на это у меня еще предостаточно.

 

Tags:

Profile

midasik
Наталья О

Latest Month

July 2017
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner