?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

ДЕНЬ В РИТМЕ CHILLHOUSE

Ранним утром этого дня закончилась долгая ночь предыдущего. На улице жуткая ноябрьская погода. Ветер такой, что идти одной по улице опасно – такие солидные на напольных весах, и такие жалкие против природной стихии, мои пятьдесят и один с половиной килограммов грозятся быть легко поднятыми и далеко унесенными. При таком урагане желательно, конечно, весить побольше, но свою весовую категорию я пока на большую менять не собираюсь. Все еще жду того самого единственного, который неизвестно какой будет комплекции, а на руках-то ему носить меня придется. Так что, лишние килограммы мне пока ни к чему, и так круг возможностей находки неизбежно и быстро сужается. Впрочем, сейчас-то я всего лишь о том, что ветер такой, что как бы не унесло...

Погода вообще ужасная. К ветру прибавился дождь, а температура и так была едва выше нуля. В-общем, если бы он не мог вернуть меня домой на машине, я бы осталась у него. Все-таки машина – великое дело, а еще круче, когда ей постоянно пользуются. И здесь в Вене это вовсе не само собой разумеющееся. Полно местных товарищей, вполне справедливо и разумно запирающих своё четырехколесное в гараже до момента надобности его для длинного и комфортного пути (проблем с пользованием машиной в этом городе не так много, но они, видимо, какие-то глобальные). Но нам-то, хрупким золушкам, бывшим жительницам бездорожья и отсутствия приличной работы приличного общественного транспорта, что до этой разумности? Нам карету подавай, желательно даже до соседнего подъезда. И желательно не последней пролетарской марки.

Дождь по стеклу машины, плавный ночной Buddha Bar в динамиках, тепло в теле от прошедшего вечера и особенно его заключительной части в крепких горячих объятиях и предвкушение сна в своей собственной постели – одно из редких состояний, когда одновременно наслаждаешься прошлым, настоящим и будущим моментом. Останавливаемся у зеленой двери моего дома, в такую погоду позволяю ему не выходить, чтобы открыть мне дверь и обнять на прощание. Зря, наверное. Целуемся коротко в машине.
- Услышимся завтра. Спокойной ночи, сладких снов.
- Тебе того же. 

Не люблю это «созвонимся», «услышимся». Особенно после прочтения умной книжки о том, что и как должны выражать мужчины, которые тебя действительно хотят. Бред, наверное. Откуда глубокой ночью, в жуткую погоду, после пары часов хорошего секса, когда сознания хватит лишь на то, чтобы грамотно дорулить домой и найти парковку, мужчина может сообразить, что неплохо бы поконкретнее выразить свое желание снова видеть непосредственного участника этого самого секса? Совершенно ниоткуда, разве только от верблюда, а они, как известно, просто так по холодной ночной Вене не шастают.

Переживать по поводу этого «услышимся завтра» буду завтра. Сейчас слишком много положительных моментов. Дом, душ, открыть форточку, согреться одной в постели, сладко уснуть. Не люблю засыпать с малознакомым мужчиной и не в своей постели. Сон – слишком интимная часть меня, его я буду делить только с тем самым единственным, когда найду.

Просыпаюсь и первым делом понимаю, что новый день для погоды – всего лишь обновленная версия предыдущего. Добавился только дневной свет. Но почему-то это меня не особо волнует. Утро – мое любимое время суток независимо от погоды и сезона - мне лишь бы за окном был дневной свет, и даже не обязательно солнечный, ну и осознание того, что впереди целый световой день. 

Совершенно не могу сказать, который час. Мобильник предусмотрительно включен в silence mode и валяется где-то вне спальной комнаты, а часы только на нем. Впрочем, и это меня не особо волнует. Расслабленно валяюсь, высунув из-под одеяла только нос – открытая на ночь форточка всю ночь занималась тем, что впускала в комнату неприглядный ноябрьский холод. Свежий морозный воздух очень хорош для глубокого сна и сохранения молодости кожи, однако вставать в него утром занятие не из самых приятных. Посему продолжаю какое-то время валяться, смакуя отсутствие необходимости вставать и собираться на работу, лениво перебирая в голове события вчерашнего дня и ночи, кое-что даже пытаясь анализировать. 

Например, вчерашний вечер. Выходили out с Ирой и двумя нашими новыми мужскими знакомствами, совсем не по-новому оказавшимися тоже близкими друзьями. По неведомому положению звезд на наших с Ирой небосклонах нам неизбежно везет на возможность вместе познакомиться с двумя молодыми людьми, которые мало того, что будут друзьями, так еще и им обязательно удается легко «распределить» нас двоих между собой, не говоря уж о том, что сложившиеся пары непременно совпадут по гороскопу -  тут волей-неволей будешь верить в астрологию или еще какие-то эзотерические штучки. 

Нас забирают на машине, идем вчетвером в кино на поздний сеанс. После кинозала все дружно обнаруживаем неслабый голод. В Вене с ее безобразным расписанием работы мест самой первой необходимости – магазинов и ресторанов – весьма трудно рассчитывать на поесть что-то приличное после полуночи, но наши мужчины быстро проявляют очень важное для мужчин качество – умение сразу предложить женщине как минимум один вариант куда пойти. Оказывается, в Livingston до двух часов ночи подают изумительные бургеры. Junk-food ночью для таких девушек как мы? А почему бы и нет? Мы хорошо можем представить себе ливингстоновский джанк-фуд, кухня в этом ресторане очень хороша.

Практически не сговариваясь, все четверо заказываем бургеры с курицей и авокадо. Мы с Ирой пьем по бокалу легкого австралийского Chardonnay – надо немного заглушить неприятное чувство, оставленное совсем не позитивным фильмом, а кавалеры остаются при своем безалкогольном. Последние пару лет замечаю, что не очень хочу употреблять алкоголь. Видать, запас устойчивости организма к инородным алкогольным телам поизносился, иммунитет поистрепался и восстановлению, скорее всего, не подлежит. Стоит выпить чуть больше одной маленькой дозы любого веселящего напитка, как похмелье с утра обеспечено, пусть и разной степени тяжести, но неприятное все равно. А самое главное, замечаю, что измененное парами алкоголя состояние сознания мне все меньше и меньше нравится. Хочется ощущать ясность ума и полный контроль над собой. 

А тут еще и встречаются молодые люди, совершенно идентично относящиеся к этому явлению! Первые свидания проходят «на ура» в барах за распитием чая, кофе и virgin-коктейлей. Первые поцелуи не подогреты алкоголем, но от этого не менее страстные, а даже наоборот, более чувственные и нежные, чем могли бы быть даже после самого хорошего шампанского. Первый секс... Впрочем, перед первым сексом, так получилось, не выпить не удалось. 

Куриные бургеры с авокадо огромны, но безнадежно вкусны. Как сейчас помню мягкую белую булочку, подрумяненную на сливочном масле и спрятанные в ней три кусочка нежнейшего куриного филе и пару листьев салата, гору свеже-поджаренной французской картошечки, авокадовый соус, щедро намазываемый внутрь бургера, сотейничек коулсло (по-нашему – просто салат из капусты и морковки с изюмом и сметаной) и опустошенная нашей компанией бутылочка кетчупа под картошечку. Нда. Диетический фейсконтроль организма крякнул и отступил, освободив место ни с чем не сравнимому чувству глубочайшего удовлетворения от вкушения вкуснейшего запретного плода в запретное время. К тому же в наиприятнейшей компании. Довольны все, и все же сходимся во мнении о том, что надо бы эти попирающие все мыслимые диетические законы калории каким-нибудь законным и желательно приятным способом израсходовать. Нет, нет, нет, что вы! Речь была лишь о танцах.

Однако, танцевать едем только я и мой рыцарь. Ира устала и желает домой. Распределяемся по машинам, разъезжаемся по разным сторонам Вены. Мы все-таки идем танцевать, хотя другое вполне естественное и уже уместное времяпровождение было от всей души – или, скорее, тела – предложено. Но я иногда упрямлюсь. К тому же ужасно хочется еще музыки, людей и шума – окончательно растворить неприятный осадок от фильма. И еще к тому же был выпит бокальчик вина и в голове стоит легкий приятный шум, требующий «продолжения банкета».

Идем в Aux Gazelles – одно из наших единственно охотно посещаемых танцевальных мест. Восточный дизайн, ориентальные напевы в европейском клубном формате, хороший звук и кальян. Если бы еще не было бесконечных липких турецких и югославских мальчиков с их безосновательным чувством собственной неотразимости... Но совсем другое дело – когда ты сама с симпатичным кавалером. Гордо и свысока смотришь на тем не менее не сводящих с тебя глаз представителей вышеперечисленных и всех других наций, небрежно приобнимаешь спутника за талию, позволяешь слегка поцеловать себя на глазах у всех и тебя распирает приятное чувство публично-признанной принадлежности кому-то симпатичному одному и гордости за себя и за него – небось, завидуют избранному.... 

Народу жутко много. Сегодня какая-то турецкая ночь, песни одна за другой турецкие и не составляет труда распознать, что и публика на танцполе в основном турецкая – с началом каждой песни поднимается лес рук и каждый норовит подпеть слова громче других. Не очень приятная дискотечная перспектива – кругом турки, к тому же мой опытный спутник подозревает, что может быть драка. Поэтому мы выпиваем по джин-тонику и недолго пританцовываем где-то в проходе к VIP-территории. Могли бы вообще-то пританцовывать и прямо в ней – должна признаться, я слегка задета нашей непринадлежностью туда – но присмотревшись, обнаруживаю, что и эта территория забита донельзя, и возможно, теми же турецкими подданными, так что нет разницы, какие именно турецкие тела будут задевать тебя всеми возможными частями – вип или невип. 

Музыка с турецкой никак не меняется, коктейль заканчивается, мы подогреваемся и этой музыкой, и напитком, и просто своей притягательностью друг для друга - пора оставить общественное заведение и уединиться. Его квартира за углом, по пути к ней прямо в этом углу мы снова углубляемся в нашу страсть. Перебираемся в подъезд, лифт со слишком ярким светом, последний этаж – пентхаус, не баран чихал. Белый диван в гостиной, окна во всю стену без штор, за окном ночь и дождь. Черные глаза, ставшие еще чернее от страсти, смуглое тело, крепкие руки. Особой нежности нет, просто тепло. Периодически ловлю себя на том, что в этой интимности смотрю на нас со стороны: как выглядят мои тонкие белые руки в его темных мужских, как он закатывает глаза в особо чувствительные для него моменты. Наверное, это и есть не-любовь и не-близость. Наблюдать, а не ощущать.

С этими раздумьями на следующее утро наконец-то вылажу в прохладный ноябрьский воздух, укутываюсь в теплый махровый халат, закрываю форточку, умываюсь, вставляю свои контактные глаза на -6, разглядываю подглазья на предмет морщин, не обнаруживаю ничего нового и особенного, иду на кухню.

Продолжение следует...



Tags:

Profile

Autumn
midasik
Наталья О

Latest Month

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner