?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


Сейчас, лежа дома с температурой, красным распухшим носом и огромной простудой на всю поверхность моей и так выступающей нижней губы, в февральской серости и сырости, трудно себе представить, что целых две недели мы с подругой просыпались на другом конце света – легкие, загорелые и безумно красивые – и за зашторенными окнами нас ждало неизбежное солнце, желтый пляжный песок и бесконечный синий океан, теплый, как подогретое красное вино, которое я сейчас пью в тщетной попытке вылечить пост-трансатлантическую болячку. Тихоокеанское побережье Мексики, Акапулько, 2 недели отдыха, незамутненного практически ни одной мыслью о настоящей реальности – так далеко и отвлеченно тогда казалось все-все на этом свете. Чем дальше уезжаешь – тем больше вероятность буквально забыться.


Акапулько. Все началось, конечно, с песни.

 

 

Вернее, сначала все началось с мысли, что с нашим с подругой «положительным» отношением к Венской зиме, мы просто должны куда-то из нее выбраться. Но даже при всей нашей материальной состоятельности вариантов для двух подруг не так много. Мальдивы, Сейшелы, Бали – слишком спокойно и уединенно. А как же выходы в свет, себя показать и на других посмотреть? Мы не любим изолированные пляжи и отели или бунгало, где можно за всю неделю пребывания вообще не столкнуться с соседями. Нет, эти места – для влюбленных, которым вполне достаточно друг друга. Нам пока что важен окружающий мир, в том числе и мир людей и новых знакомств. Индия, Гоа – слишком малогламурно (по отзывам). Флорида, Майами – да, рассматривали, но погода в январе там чуток менее адекватно летняя, чем бы нам хотелось для такого относительно длинного путешествия. Если вызжаешь зимой в теплую страну, то хочется, чтобы стопроцентно было лето, чтобы не тронуть куртку или кофту ни разу. Египет даже не рассматривался. Мексика оказалась одним из самых приемлемых вариантов. Моя Ира, как гражданка Австрии, в визе не нуждалась, а мне сказочным образом визу дали быстро, безболезненно, и сразу на 5 лет.

Выбор места в Мексике был недолог. Песня Лаймы Вайкуле, даже при том, что я не помнила, о чем именно там поется (стилет, насилие, куча мужиков), сделала свое черное рекламное дело, а Ира вспомнила, что Акапулько был очень популярен среди звезд. Значит, это место для нас – сделали мы вывод. А когда почитали парочку рецензий на сайтах о «самой горячей ночной жизни в Мексике» - то выбор был сделан. Нас не остановил даже довольно усложненный маршрут с тремя перелетами, один из которых, Мадрид-Мехико Сити, длился 12 часов, а следующий, Мехико Сити–Акапулько – осуществлялся местной мексиканской авиалинией. Приключения – так приключения.

Мы так давно зависли в Венской застойной реальности, как тела в «Матрице», и так давно по различным причинам не выезжали с подругой куда-либо вместе, что ожидали предстоящее путешествие с недоверием и тайным страхом – слишком маловероятным все казалось. И конечно, жизнь не замедлила поставить нас на место: сомневались, что все получится – так нате вам, приключений!

Первым признаком того, что что-то идет не так, мне увиделось то, что среди пассажиров на наш полет Вена-Мадрид оказался смутно знакомый мне австриец. Опознание заняло у меня какое-то время, после чего я с ужасом сделала вывод, что это тот самый известный фермер, с которым я познакомилась на сайте и чьи обнаженные предплечья, торчащие из-под рабочего жилета, так смущали меня во время нашего единственного завтрака вместе. К слову сказать, здесь одежда его не далеко продвинулась в сторону хотя бы какой-то аккуратности и цивильности. И вот он садится в зале ожидания полета на сидение почти что совсем напротив нас, и мне кажется, периодически бросает на меня какие-то взгляды с оттенком узнавания. И не знаю почему, мне противна вся эта ситуация, и я малодушно пытаюсь скользить глазами мимо него, делая вид, что ни фига не узнаю, а сама при этом думаю: что же мне более неприемлемо и неприятно, что он меня совсем не узнал (что, я такая малозапоминающаяся?), или что он меня узнал, но делает вид, что меня не видит, потому что я ему непривлекательна. В общем, обычные женские парки – нам обязательно нужно, чтобы даже тот, кто нам противен, или с кем у нас связаны неприятные воспоминания, все равно проявил свой к нам интерес.

Австриец этот был точно плохим предзнаменованием. Когда наконец-то нас погрузили в самолет и благополучно доставили на испанскую землю, на которую я, кстати, ступила впервые, до следующего полета у нас оставалось целых 40 минут. Прямо с порога аэробуса мы, транзитники в лице нас с подругой и еще нескольких человек, среди которых – о, Господи! – оказался и тот австриец (неужели он полетит с нами в Мексику???? ну как может быть такое несчастное совпадение?), стартовали по бесконечному Мадридскому аэропорту в наши следующие ворота.

Новый аэропорт города Мадрид – это джунглеподобная космическая страна, прототип которой - коридоры «НУИНУ» из «Чародеев», где бедный Фарада натыкался на стрелочки, указывающие в прямо противоположную сторону от предыдущих. Предположение, что создатель этого архитектурного произведения, противоречащего любой нормальной человеческой логике, которую я, при всей моей мнительности, у себя никак не могу отнять – это некто, идущий по стопам знаменитого Сальвадора Дали, совсем недалеко от истины. Испанцы явно хотели удивить, и это им удалось. А так же – вызвать раздражение, гнев и глубокое непонимание: зачем все это?

Но на тот момент у нас даже удивится не было времени. Мы бежали, со всем своим ручным багажом, после тяжелого предотпускного рабочего дня и беспокойства перед первым отлетом. Мужественно бежали, как та Лола из фильма, надеясь, что несколько отвоеванных минут сыграют для нас такую же роль в жизни, как для нее. За нами, почти не отставая, бежали еще несколько, и довольно немало, таких же опоздавших. Среди них, к моему продолжающемуся ужасу, и австриец. Мы бежали по бесконечным коридорам, следуя каким-то странным значкам и стрелочкам, не до конца понимая их значение, постоянно натыкаясь на тупики и ступеньки, ведущие не туда, заворачивая, переводя дыхание и стартуя снова. И мы успели! Когда мы достигли своих ворот, было ровно 15 минут до отлета самолета по расписанию, и этот самый самолет еще ровно стоял у рукава. А вот ворота были плотно закрыты, и в радиусе метров 200 не виднелось ни одного должностного лица. Мы оторопели, нас было человек 7 на этот полет (а я и не заметила, как к моему облегчению австриец мой отвалился где-то на пути – ура!, летел не туда!) и мы бросились делать, кто что мог. Дружно стучали в окно, надеясь, что нас заметит кто-то из пилотов, висели на стекле, как мухи – по меткому выражению моей Иры. Бегали вокруг как умалишенные в поисках хоть какой-то местной помощи. Нашли какой-то телефон у ворот и пытались нажать там на все кнопки – тщетно. На наших глазах ровно в положенное время, то есть, через 15 минут наших безумных попыток что-то сделать, самолет спокойно отрулил от рукава и отчалил. В наше солнечное будущее. Без нас.

Будучи человеком, неспособным на выражение эмоций, и в-общем-то, уже давно понявшим и принявшим, что на этот самолет мы не успели и придется оставаться здесь, я посмотрела на Иру и поняла – так же, как я устала и готова принять сейчас от судьбы что угодно, лишь бы просто было спокойно, так же она – устала, но при этом зла как черт, и злость и неприятие этой ситуации готовы вылиться неблагоприятным потоком на первого человека, хоть сколько-нибудь причастного к этому безобразию. Справедливый гнев быстро нашел направление своему выражению – по каким-то очередным стрелочкам Ира двинулась к стойке информации, я засеменила за ней. Скандала было не избежать, но ее знаменитый скандал столько раз приводил к результату, что я тихо смирилась. В конце концов гнев ее справедлив, а потом ей же будет легче.

За стойкой информации оказались два невинных испанца – девочка и мальчик с каким-то дебильным выражением лица. Весь первый гнев пришелся на них, и опять же вполне справедливо. Их реакцией на страстный рассказ о наших злоключениях было какое-то тупое: «А что делать? Ваш самолет улетел!» Ни «извините», ни «пожалуйста». Мы оторопели, даже я. И Ира выдала коронное, «Позовите мне самого главного менеджера!». Оказалось, что за этим, а так же вообще разбираться с тем, что нам делать сейчас, надо идти в совсем другое здание. Боясь опять потеряться в этом гиганте архитектурной мысли и думая, что хотя бы служащим сего страшилища удастся более-менее внятно объяснить, как в нем ориентироваться, мы спросили направление к тому зданию, и получили загадочное: «Follow the sign!» («Следуйте по указателю!»). Ну это-то точно «Матрица». Выяснить, какой это конкретно указатель, мы так и не смогли, и просто пошли в обратном направлении, до первой стойки, имеющей дело с билетами.

Ох, нелегко дались нам эти часы в аэропорту. Смириться с тем, что потерян день драгоценного отпуска, что нам придется здесь где-то ночевать, что наши чемоданы во всем нажитым для отпуска добром, уплыли в неизвестном направлении, что с собой у меня нет даже зубной щетки (умница Ира оказалась просчетливей), а у нас обеих – свежего белья, было крайне сложно. Опять ругавшись на всех стойках нежно теперь любимой нами испанской авиакомпании Iberia, пытаясь организовать наш следующий вылет как можно быстрее (оказалось, следующий только через 12 часов), и по-возможности зачекиниться и на рейс прямо до Акапулько, Ира много раз пыталась сдержаться и не произносить такое многозначительное и облегчительное английское слово на букву «f». Уже потом, устав от разборок и всех этих приключений, немножко обретя видение будущего (полет с утра в Мехико Сити, правда, без чек-ин-а на местный полет до Акапулько, но с уверением, что с ним проблем не будет – тогда мы поверили, как оказалось, совершенно зря, но об этом потом), на пути в гостиницу от Iberia, отдав должное тому, что эта часть «марлезонского балета» - то есть, организация ночлега неуспевших на самолет пассажиров – оформлена ими просто на «отлично», мы почти что смеялись, и вспоминая Ирины попытки «бесед» со служащими аэропорта, назвали ее язык «языком «пи»». Если бы прямо сейчас ее остановил корреспондент телевидения и спросил мнения об испанской авиакомпании, ее речь на телевидении изобиловала бы пищащими вставками, прикрывающими всю гневную правду об этой самой компании. Так мы и смеялись до конца поездки, когда что-то шло не так – «Так, Ирчик, а сейчас твое пииии!». И напряжение порой снималось, не успев возникнуть. Все-таки чувство юмора – незаменимая вещь.

От ночи в Мадриде и в гостинице осталось только несколько отрывочных воспоминаний. Организовано все было просто отлично, как я уже упомянула – Iberia заботиться от своих пассажирах, не успевших на рейс по ее же собственной вине! В гостиницу доставили на удобнейшем автобусе, которого даже не надо было ждать. В два часа ночи гостиница была набита битком, но это не помешало рецепции пристроить всех быстро и четко, сразу куда-то записав и выдав ключ. Тут же, ночью, был организован ужин. Состоявший, правда, из парочки сухих бутербродов и сладких булок, но нам было уже все равно – жевали то, что дали. Подсмотрев, что за соседними столиками незадачливые пассажиры пьют вино, мы тоже решили, что нашим в конец растрепанным нервам пригодится глоток виноградного успокоительного, и я пошла на место раздачи попросить пару стаканчиков вина. Едва дослушав мою просьбу, официант налаженным жестом протянул мне уже открытую целую бутылку красного. «Все понятно, - обсудили мы, - нате вам вино в зубы, выпейте (или напейтесь), успокойтесь и наконец-то перестаньте гнать на нашу компанию.» А мы и перестали. Сил больше не было, полстакана вина сделали свое дело, мы по очереди залезли в душ (это был самый highlight вечера!) и улеглись на даже удобные кровати. Утром все в таком же строгом порядке нас разбудили, накормили вполне достойным завтраком и отвезли в аэропорт. Уже спокойные и даже слегка начавшие отдыхать, то есть, наслаждаться отпуском, мы погрузились на свой 12-ти часовой полет. О нем даже рассказать нечего, все было хорошо.

Мехико Сити встретил нас влажностью, разноцветными местными сувенирами и обилием мексиканцев – совершенно другого народа, чем где-либо в Европе. В большинстве своем маленькие, даже по сравнению со мной, с темной оливковой кожей и черными глазами, они смотрели на нас с любопытством, как на пришельцев с другой планеты. К слову сказать, если в брезгливом европейском понятии мексиканцы – это грязные и потные создания, то сами мы по приезду в эту страну ненамного отличались от местных жителей по этим двум параметрам. После таких-то передряг. Однако, по отношению к нам это преувеличение, и мексиканцы – кроме почти у всех без исключения темных глаз, волос и кожи – совершенно разношерстный народ.

Но тогда нам было не до наблюдений. Предстояло погрузиться на последний рейс до пункта назначения – Акапулько. Уже подлетая к Мексике, в самолете нам пришла мысль, что без проблем не обойтись, так как там мы должны лететь на местных авиалиниях, регистрации у нас нет, на свой рейс мы опоздали. Отлично, что эта мысль не потревожила нас в начале пути через океан – весь полет был бы испорчен гнетущим ожиданием проблем. И не зря. В списке на рейс нас не оказалось, и опять нас послали разбираться с любимой Iberia. Пииии.

Тут уже даже у Иры не осталось сил скандалить, и попав к довольно симпатичному молодому клерку, мы только жалобно стонали, что уже не знаем, что делать, что нас обманули в Мадриде, пообещав, что все сделано и проблем не будет, что мы очень хотим на этот полет, что мы безумно хотим в Акапулько, и неужели на таком самолете не найдется место для двух худеньких блондинок? Вся эта тирада сопровождалась уже почти полными слез взглядами наших светлых глаз, хлопаньем ресниц и почти что заламыванием рук. Не знаю, что в итоге сыграло роль, но нам вызвали big boss-а авиакомпании, живописного мексиканского Дона Педро с брюшком и усами, который, влажно посмотрев на нас, позвонил в пару инстанций и уверил, что у нас есть 80% шансов улететь именно этим, ближайшим рейсом, а если нет – нам обязательно организуют гостиницу и мы улетим утром.

Нам оставалось только тупо стоять у ворот вылета в Акапулько и ждать, когда начнется посадка, и будет ясно, останутся ли нам пара мест. В нашем тогдашнем состоянии, с потерянным днем на солнце, со страхом остаться еще на одну ночь в еще одном незнакомом месте, такое вот ожидание – когда толком даже не знаешь, достанется тебе место или нет, и сам повлиять на это никак не можешь – хуже просто некуда. 80% - хороший шанс, но нами безраздельно владел усталый пессимизм.

И тут к нам пришел спаситель – нет, не очередной Педро, а наш, обыкновенный русский мужчина! Услышав, что мы говорим по-русски, он жадно набросился на возможность общения. Оказалось, живет он в Сан-Франциско уже давно, а сейчас ездил в Канкун отдыхать и ему тоже приходится ждать полета назад, еще больше, чем нам. Молодой человек оказался смешлив, словоохотен и не особо избалован общением с соотечественниками, поэтому мы зависли в долгой беседе, анекдотах, воспоминаниях и смехе – как раз до того, как пришло время решения нашей участи. Он оптимистически настраивал нас, что все будет хорошо и мы улетим – куда мы денемся? И вот таким довольно нетривиальным образом (Мексика, огромный Мехико Сити и огромный аэропорт, так и там русский найдет своего!) мы скоротали время, пока наконец-то, после запуска на наш рейс очередной партии пассажиров, дошла очередь и до нас, и мальчик-мексиканец объявил наши имена, и мы поняли, что Педро все-таки для нас постарался, и мы тепло попрощались с нашим новым знакомым, и неверным шагом вошли в самолет, последнее пристанище на пути на нашу землю обетованную. Ибо так нам уже виделся далекий Акапулько.

И мы прилетели туда, и выгрузились поздно вечером, и даже – настоящее чудо, иначе не назовешь! – получили наш багаж, прилетевший ровно этим же рейсом! И без всяких проблем и даже без разборок (тоже всегда была Ирина инициатива) получив хорошую комнату, найдя в ней две буквально королевские кровати, и вообще обнаружив, что гостиница превзошла все наши самые откровенные ожидания, мы наконец-то расслабились и вдохнув уже местного влажного тропического воздуха, почистив перья кто как мог – меня хватило только на душ и долгожданную чистку зубов, а кое-кто умудрился полностью разобрать чемодан, развесив и разложив все вещи, да еще и аккуратно и хладнокровно сделать себе французский маникюр – по-королевски завалились спать.

И назавтра мы проснулись в Акапулько ай-я-я-яй. 

 

 

Comments

( 6 comments — Leave a comment )
zolotoj_tju
Feb. 6th, 2009 10:33 pm (UTC)
Наташ, офигеть. Я и не знала, что ты так далеко залетишь!!! С нетерпением жду продолжения!

Выздоравливай поскорее, пожалуйста, ну и , ждём тебя, как всегда, в гости!
midasik
Feb. 7th, 2009 11:44 am (UTC)
Алесик, Игорь, Анюта, приветище!
Да вот же, теперь расплачиваюсь за свое безрассудство :-)
Зато было классно, щас еще напишу про сам Акапулько.
А к вам - обязательно! Где-то ближе к весне, чтобы у вас красиво было, и чтобы не было противной зимней серости.
А пока да, че-то болею снова, но уже лучше, думаю, до понедельника долечусь.
Как там вы зиму переживаете?
zolotoj_tju
Feb. 7th, 2009 08:36 pm (UTC)
Наташк, ты, главное, семафорь, как соберёшься к нам, но только заранее. У нас уже много чего на весну запланировано.
midasik
Feb. 7th, 2009 09:32 pm (UTC)
Да уж представляю, что в ваше семейное гнездышко полно таких же как я, желающих погреться :-) Конечно, ссемафорю :-)
(Anonymous)
Feb. 7th, 2009 04:01 pm (UTC)
Фото! Фото!!!
Кук
midasik
Feb. 7th, 2009 07:11 pm (UTC)
Кук, и фоты будут, как только на работу выйду!
Спасибо, что читаешь :-)
( 6 comments — Leave a comment )

Profile

Autumn
midasik
Наталья О

Latest Month

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner